Жека: «Рисую русалок и пьяных трактористов»

среда, 6 мая 2015 г.

Жека: «Рисую русалок и пьяных трактористов»

Евгений Григорьев   — один из самых позитивных артистов нашего жанра. Он носит прикольные майки, часто улыбается и почти всегда появляется за кулисами концертов вместе со своими младшими детьми. — Женя, вам хорошо живется? — Да, я счастлив. Я так себя ощущаю потому, что я влюбленный человек. Жизнь люблю во всех ее проявлениях, люблю свою семью, детей, у меня много мотиваций для того, чтобы идти дальше, не останавливаясь. — Вы пишете песни, ориентируясь на события личной жизни или творчество приходит извне? — Всегда по-разному, процесс этот управляемый, мне ведь 48, а пишу лет с 14. Иногда можно несколько часов сидеть и закидывать в космос антенну — и ничего не поймать. А иногда придет строчка — и потянет за собой другую-третью, и песня за 5 минут напишется. — То есть это не выглядит так: встал утром, надел тапочки, выпил кофе и пошел писать? — Нет, я могу в течение дня что-то себе под нос мурлыкать и записывать на диктофон, а все, что связано с текстом и его доводкой — этим я занимаюсь ночью, когда все спят. Тишина на улице, я разворачиваю локаторы, забрасываю антенны в космос и начинаю ждать. — А вам знаком такой страх: однажды локатор перестанет ловить?  — Да. У меня в жизни уже был период — в 90-х, когда не было времени и желания сочинять. Но все равно потом желание творить пересилило. Я сел и начал писать. — Вдохновение тогда пропало из-за тревожного фона в стране? — И из-за этого, и из-за того, что у меня умер отец, он долго болел… Отец был и остается знаковым человеком в моей жизни. В тот период родился мой первый ребенок. Было тяжело. Я пытался заниматься одним, вторым, третьим, чтобы прокормить семью. Было не до музыки. Но прошло 3–4 года, творчество взяло свое, я сел и написал песню. Оказалась — «Рюмка водки на столе». Песня со счастливой судьбой.  — Она вам не надоела? — Ну просят же… Есть песни, без которых не обходится ни один концерт. Сейчас я проехал по стране с большим концертным туром в поддержку нового альбома «Удивительная жизнь». Мы с музыкантами подсчитали расстояние, которое преодолели на самолетах-поездах-автомобилях-автобусах. Получилось 17 960 тыс. км. Страна у нас большая. За 30 дней мы дали 25 концертов. В каждом городе просили новые песни , но просили и обойму, без которой не обойтись — «Рюмка водки», «Я как осенний лист»… — Недавно в прокате был фильм «Горько!-2», там постоянным фоном звучала «Рюмка водки». Вы даете согласие на то, где звучать, где не звучать? — Я перестал контролировать этот процесс, мои издатели отслеживают соблюдение моих авторских прав. — «Рюмка водки» ассоциируется с Григорием Лепсом, который, согласитесь, сделал эту песню еще более харизматичной. Не планируете ли вы отдавать и другие песни артистам? — Я стал жадничать. Поднял для себя планку — хуже чего-то не писать. Сейчас в связи с загруженностью и бытовухой, которая довлеет надо мной, стал меньше писать, а написанное стараюсь оставлять себе. — Кризис по вам не ударил? — Я еще больше укрепился в мысли, что везет тому, кто везет. Чтобы кризис быстрее закончился, нужно больше работать. Пока есть возможность записывать в студии новые песни — нужно записывать: людям тяжело, нужно им помочь создать настроение…  — А у вас есть страховочные специальности, на «черный день»? — У меня хорошие авторские гонорары — этого мне достаточно. Ну, а для себя я рисую. Я художник-примитивист, реалистические картины писать разучился (смеется). Был у меня цикл зубастых кошек, сейчас русалочий. Хочу также продолжить цикл про пьяных трактористов. Мое изобразительное искусство — это способ рассмешить друзей, которым я дарю картины. — Валерий Курас, по-моему, не сильно смеялся, когда вы ему подарили своего «Фониатора»? — Он с сожалением и горестью вспомнил свое посещение фониатора: неприятно вытягивали язык и капали что-то на связки. Но к этому надо легче относиться, главное не процесс, а результат. Я тоже один раз был у фониатора, мне помогло. Я прилетел с гастролей охрипший. Разговаривать не мог и готов был отменять московский концерт. Через Катю Голицыну  нашли фониатора, меня вмиг поставили на ноги, я отпел двухчасовой концерт — не подвел людей. — А старый добрый рецепт — коньячок — не действует? — Мне не помогает. Последствия могут быть непредсказуемые. Перед концертом надо пить только воду. — Песня «Завяжу я курить» не под воздействием ли истории со связками написана? — Не-ет (смеется). Просто я сам бросил курить и остальным советую. Вот приходят ко мне курящие гости, им приходится с сигаретой выходить на общий балкон в подъезде, это прерывает структуру вечеру, связь в общении. Я призываю пользователей вашего портала бросать курить и посвящать освобождающееся время своим близким. — Вы ведь помимо того, что пишете картины еще и коллекционируете всякую старину. Разбираетесь в антиквариате? — Мной руководят эмоции: если вещи мне нравятся — я их покупаю. Стараюсь на гастролях посетить лавочку, найти там антикварный кувшин, старую бутылочку… Откуда-то припер швейную машинку… Все это вывожу в загородний дом. Хочу создать энергетику большого теплого сельского дома, чтобы в нем было хорошо моим гостям и семье. — На гастролях, наверняка, вы не только по лавочкам ходите. Какие-то веселые истории происходят? — Ну, подарки иногда дарят смешные. На Алтае недавно подарили целую упаковку продуктов — мед, коньяк — и все с добавление препарата, добытого из рогов марала — для усиления мужской потенции. А недавно на гастролях ржачная история случилась. Приехали в Тайшет, в город комсомольских романтиков, неподалеку БАМ и… места заключения. В общем, специфические люди на концерт пришли… У них несколько месяцев вообще никого не было с концертами. До меня там был Малинин, навел фурор, все думали, что это даже двойник… И вот мы с моим директором сидим в гримерке, до концерта осталось несколько минут… Звонит гитарист и говорит директору: «Саша, мне очень нужны твои джинсы, я выехал из гостиницы в тренировочных штанах и теперь мне нечего надеть на сцену». Директор — человек очень высокий, гитарист ниже его на голову, джинсы сантиметров на 30 надо подгибать, но гитариста это не смущает. Директор джинсы не отдает, и гитарист начинает просить у остальных членов группы. Включая нашу бас-гитаристку — Гильяну… В ее джинсы он влез, но не смог застегнуться. В итоге вышел в своих спортивных штанах, кроссовках — и его приняли за своего — реального пацана, фурор произвел, ему больше всех хлопали. — Кстати, об одежде. У вас всегда майки "говорящие". Что вы имели в виду, когда надели футболку с надписью «Дикий»? — Не знаю, что имел в виду этот Москино (смеется), но я дико добрый. — Дико добрый папа? — Ну, а как? Мальчишке нужен отец-советчик, мы со средним сыном увлекаемся футболом, велосипедом. А от девочки я плыву, теряю сознание от того, как она произносит новые слова, как она во мне нуждается… — Балуете? — Да. Мама зато у нас строгая. — Вы пытаетесь повторить в процессе воспитания уроки вашего отца? — Мне трудно соответствовать. Мой отец — уникальный человек. Я недавно был в родном Кургане на гастролях, сидели там с братом (он у меня хирург), делились воспоминаниями, переживаниями, ему тоже очень не хватает отца. Больше 20 лет прошло, а боль не утихла. Кстати, вот что интересно: у меня дочь родилась ровно через 20 лет — в день его смерти. Знак! — Есть в вашем творчестве песни, посвященные папе? — Я боюсь этим чувством делиться. Для меня это очень интимные переживания. — Тогда поделитесь своими вкусовыми предпочтениями — в музыке и кино. — Меня греет только классика рока, я на ней вырос, я ее люблю, дорожу и слушаю на виниле. Это Квин, Назарет, Джо Кокер, Слейд, Квиданс, Битлз — обойма стариков, которые подняли англо-американский рок  на уровень религии. А фильмы я смотрю только детские, потому что хожу на них с сыном: это «Пингвины Мадагаскара», «Паддингтон», «Губка Боб»… — В заключение, скажите, почему стоит послушать ваш альбом «Удивительная жизнь»? — Я работал над ним долго, записывал потихоньку, отдыхая от песен. В этом альбоме моя жизненная философия — человека, подошедшего к своему 50-летию: что такое жизненные искушения, что и кто нас окружает… Это более взрослый альбом, чем предыдущие. Сейчас ничего не пишу — получаю отдачу от этого альбома, проверяю реакцию зрителей на новые песни. Они им нравятся, что не может не радовать. 

Фото: пресс-служба «Радио Шансон»