Владимир Высоцкий: песни к кинофильмам (Часть I)

среда, 22 января 2014 г.

Владимир Высоцкий: песни к кинофильмам (Часть I)

1. «Место встречи изменить нельзя», 1979 год «Лиловый негр» Автор — А. Вертинский 

В кинокартине «Место встречи изменить нельзя» Глеб Жеглов с иронией напевает песенку «русского Пьеро» Александра Вертинского о некоей загадочной диве, которую видели в притонах Сан-Франциско. 

«Лиловый негр» — типичная декадентская композиция с набором штампов-символов: авто, манто, экзотические мужчины в качестве преданных кавалеров и, наконец, печаль от осознания неизбежности конца. 

Старый мир с его страстями и пороками раскалывался на куски. Вертинский посвятил это стихотворение самой яркой звезде русского немого кино — Вере Холодной, впрочем, как и не менее знаменитое «Ваши пальцы пахнут ладаном». Ряд исследователей утверждают, что поэт был безнадежно влюблен в актрису — отсюда такая грусть. 

В довоенный СССР песни эмигранта Вертинского  проникали тайно, поэтому, как это обычно бывает, были у всех на слуху. Действие фильма происходит сразу после войны, когда «русский Пьеро» вернулся на Родину, поэтому тот факт, что положительный герой напевает «Лилового негра» ничуть не смутило въедливых цензоров. 

2. «Вертикаль», 1967 год «Песня о друге» 

Автор — В. Высоцкий В культовой кинокартине «Вертикаль», ставшей настоящим символом походников-шестидесятников, звучит «Песня о друге» . Это фильм о том, что человека можно по-настоящему проверить «на прочность» только в сложной ситуации, только над пропастью. Если друг оказался вдруг… 

Сюжет песни родился неслучайно, это не выдумка поэта. Альпинист Елисеев рассказал Высоцкому подробности одного экстремального подъема. В момент опасности, когда надо действовать решительно и четко, один бывалый альпинист растерялся, испугался и, по сути, поставил своих товарищей на грань погибели. И тогда самому Елисееву пришлось принять спасительное, хотя и спорное решение. Горы не терпят слабых и малодушных. Об этом песня, об этом фильм. 

3. «Хозяин тайги», 1968 год «Дом Хрустальный» Автор — В. Высоцкий В детективе «Хозяин тайги» Владимир Высоцкий играет отрицательного героя — шабашника-лесосплавщика. В те годы в понятие «шабашник» вкладывалось особый смысл — человек без корней, «перекати-поле», для которого главное в жизни — выгода. Такой герой без колебаний совершает преступление. Но, вместе с тем, персонаж Высоцкого выглядит обаятельным — в основном из-за песен, написанных специально для фильма. 

4. «Опасные гастроли», 1969 год «Песня о старой Одессе» Автор — В. Высоцкий В музыкальном кинофильме «Опасные гастроли» Владимир Семенович играл роль разбитного шансонье Жоржа Бенгальского, который на самом деле был пламенным революционером, а вся эта броская мишура оказалась нужна в качестве ширмы для подпольной деятельности. «Песня о старой Одессе» создавалась, как пародия — подражание искрометным песенкам одесских куплетистов начала XX века. 

В них фривольность смешивалась со злободневностью, а нарочитая несерьезность — с поучительностью. Сценарий писался по …воспоминаниям Александры Коллонтай, что, правда, не спасло режиссера Юнгвальда-Хилькевича от резкой критики. «Так они видят революционеров!» — возмущались киноведы. Кстати, фильм задумывался именно в расчете на Высоцкого, но, как это обычно бывает, чиновники Госкино долго сопротивлялись и навязывали режиссеру свое видение картины. 

5. «Единственная», 1975 год «Погоня» Автор — В. Высоцкий Мелодрама Иосифа Хейфица «Единственная», снятая по рассказу с хлестким названием «Дурь», до сих пор вызывает полемику — слишком уж нелогичным кажется поведение всех персонажей. Роль «писали под» Владимира Высоцкого, однако плотный график не позволил артисту сыграть все сцены, поэтому их количество сократили до трех, их снимали позже всех остальных. Хейфиц предложил Владимиру Семеновичу самому выбрать песню для исполнения, ей стала «Погоня». 

Это была, по словам самого артиста, стилизация под цыганский романс «Очи черные». Авторы картины опасались, что из-за фраз, вроде «пьяный дypак» и «налил глаза», цензоры могут забраковать картину. Однако авторитет Хейфица был слишком высок — фильм выпустили без особых замечаний. Фото: кадр из к/ф «Место встречи изменить нельзя» (1979 год, Одесская киностудия)