Вилли Токарев: «Я не чувствую возраста!»

понедельник, 15 июля 2013 г.

Вилли Токарев: «Я не чувствую возраста!»

«Уехать в 1974 году в Америку мне помог Ричард Никсон, президент США. Если бы не он, даже не знаю, кем бы я сейчас был»,- признался в эксклюзивном интервью музыкальному порталу radioshanson.fm Вилли Токарев.

Старость Великого Вилли дома точно не застанет - он постоянно на гастролях. Сегодня популярный певец в Москве, завтра в Ростове, послезавтра в Сочи, затем в Тель-Авиве, в Нью-Йорке… «Я не чувствую возраста. Сейчас я точно такой, каким был в двадцать!» - улыбается Вилли Иванович Токарев. 

- Ой ли? В двадцать вы были котельным машинистом на морском судне, а сегодня – мировая легенда… 

- Да, ладно… Сам себя, во всяком случае, никакой легендой я не ощущаю. Просто честно делаю свое дело – пою песни, доставляя людям радость. Знаете, мне вообще не по нутру всякие титулы да звания. Столько раз мне предлагали подать документы на заслуженного, народного артиста России, а я всегда спрашиваю: «Зачем? Чтобы бесплатно на трамвае ездить?» (Смеется). Ту народную любовь, которая у меня есть, не купить ни за какие звания. Именно поэтому своим слушателям я всегда плачу взаимностью: ни разу в жизни не отказался от выступлений, куда бы меня не пригласили. Недавно, вот был в одном сибирском городке, до которого мы добирались на машине более десяти часов по дорогам, усеянным рытвинами и колдобинами. 

- А я думал, у вас солидный райдер: за кулисы, в гримерку, непременно подают коньяк, сигары… 

- Слухи все это. Если уже речь зашла об алкоголе, скажу: я равнодушен к нему. Причем, так было всегда. Помню, когда выступал в различных ресторанах Нью-Йорка, чего мне только не предлагали друзья-поклонники – и водку, и дорогущие виски, и джин. Но всем им я непременно отвечал: «Ребята, извините, я не по этой части!». 

Я, надо сказать, всегда следил за здоровьем, понимая, что от него зависит мое благополучие не только в жизни, но и на сцене. Тем не менее, будучи безразличен к алкоголю, уже лет двадцать я позволяю себе сто граммов водки в день, разделенные на три части по 33 грамма - утром, в обед и вечером. В таком количестве этот напиток полезен: прочищает сосуды, поднимает аппетит. И, если курю, то только свои фирменные сигары – «Don Willi», которые изготавливает в Доминиканской республике мой друг, Mr.Bossner. Курю, не затягиваясь, так для удовольствия, что тоже, понятно, безвредно. 

- А как вообще в 1974 году Вилли Токарев надумал рвануть в Америку? Ведь вы никогда не были диссидентом… 

- Верно, диссидентом не был и быть им не хочу, потому что я музыкант. Родился в хуторе Чернышов в семье крестьян, кубанских казаков. До отъезда в Америку, я был отлично обеспечен, получая авторские за свои песни и выступая в популярных коллективах. Например, в ансамбле «Дружба» Александра Броневицкого, где работала Эдита Пьеха. Будучи студентом музыкального училища при Ленинградской консерватории, я играл в оркестре гениального Анатолия Кролла, в симфоджазе Жанна Татляна, в оркестре блестящего пианиста Бориса Рычкого. Я писал лирические композиции и песни на злобу дня. 

Прочту, допустим, фельетон в «Правде», и создам сатирическую песню. Несу ее на радио, ТВ, а мне там говорят: «Фельетон в газете – это одно. Если же мы пустим в эфир вашу острую песню, она вызовет эффект разорвавшейся бомбы!». Словом, уехать из Советского Союза я решил в поисках свободы творчества. 

- С Никсоном, благодаря приезду которого в 1974 году в СССР, вы оказались в Америке ( дабы не ссориться с Вашингтоном власти выпустили тогда многих желающих) не доводилось встречаться? - Нет. В такси, на котором я работал в Нью-Йорке как проклятый по шестнадцать часов в сутки, президент США не ездил. (Смеется). Кстати, до приезда за океан водить машину я не умел. Управлять ею научился уже там. В Штатах я вообще много чему научился: и мыть окна, и убирать квартиры, и печь хлеб в пекарне, и работать медбратом в клинике, и разносить почту… 

Ведь в Америке меня никто не ждал. Моя эмиграция туда была чистой авантюрой! Чтобы заработать в Нью-Йорке деньги, надо было крутиться, словно белка в колесе. Иногда я терял работу и тут же находил новую. Главное – не отчаивался, никогда не опускал рук. Всегда верил, что рано или поздно обязательно добьюсь успеха. И вот, накопив нужную сумму, через четыре года приключений, я, наконец, выпустил в Нью-Йорке первый альбом авторских песен. 

В нем я воплотил свою мечту: записал диск по высшему классу - на отличной студии с великолепными американскими музыкантами. Фурор был полный. Жизнь поменялась вмиг. Меня стали заваливать приглашениями, чеками. Все затраченные деньги, я возвратил за два-три месяца! Успех, как говорят в Америке, рождает успех. Дальше – больше. Я писал все новые и новые песни, гастролировал по всему миру, выпустил более двадцати альбомов… 

Вскоре купил шикарную машину, роскошный дом на берегу Атлантического океана… За баранку такси, понятно, больше никогда не садился! - Сколько всего песен в вашем активе? - Порядка шестисот. Причем, я автор и слов, и музыки, и аранжировок. Свой стиль, кстати, сам я определяю как песни бытового жанра, в которых я констатирую факт, имевший место в жизни. 

- Сколько времени уходит на создание одной композиции? - По-разному. От десяти минут до нескольких часов. Причем, я одновременно пишу и слова и музыку. Кстати, свою первую лирическую песню я написал, будучи еще школьником. 

- Назовите песню – визитную карточку Вилли Токарева? 

- Самому мне такую песню выбрать сложно: я их все люблю. Поклонники же таковой считают «Небоскребы, небоскребы, а я маленький такой…». Ее меня всегда просят исполнить на «бис». И подпевают обычно все, кто пришел на концерт. 

- В 1989 году после 15 лет эмиграции вы впервые приехали в Москву. Как вас встретили?

- Как старого доброго друга. Я понятия не имею, каким образом мои песни проникали за «железный занавес» (наверное, диски, кассеты привозили из Америки спортсмены и артисты), но Вилли Токарева здесь знали. 

На первом моем выступлении в Театре эстрады собрался весь эстрадно-артистический бомонд Москвы. Были и Галина Волчек, и Эльдар Рязанов, и Махмуд Эсамбаев и многие другие. А затем начались гастроли по великой стране. 

Послушать меня приходили стадионы! Разве мог я когда-нибудь о таком мечтать?! Здесь же, в России, я встретил свою будущую жену – очень остроумную и эрудированную Юлию, она тогда была студенткой ВГИКа, с ней мы растим сейчас двух очаровательных детей – дочь Эвилину и сына Милена. 

Ради Юлии в 1999 году я и принял решение купить квартиру в Москве.

- Любопытно, сколько у вас всех этих ярких галстуков, в которых вы и ходите и выступаете? - Сейчас, полагаю, штук триста. Столько же, наверное, я их уже и раздарил.

- Откуда этот имидж? 

- Не думаю, что это имидж. Во всяком случае, специально я его не изобретал. Так ярко я стал одеваться еще в юности, когда начал работать котельным машинистом на морском судне. Тогда-то, между прочим, я впервые и запел. Объездив в то время немало стран, я увидел, как красиво, празднично, разноцветно одеваются люди. 

Мне это понравилось. Ведь у нас тогда все ходили либо в черном, коричневом, или - в сером. 

- Ну а ваши замечательные усы – тоже не часть имиджа? 

- Нет. Усы такие у меня также с юношеских пор. Лишь один раз я их сбрил, но затем, правда, вновь отрастил. 

- Хобби у вас есть? 

- Конечно. (После паузы) Писать и исполнять свои песни! 

Автор: Серго КУХИАНИДЗЕ, специальный корреспондент портрала radioshanson.fm