Валерий Курас: «В машине слушаю Михайлова»

понедельник, 16 марта 2015 г.

Валерий Курас: «В машине слушаю Михайлова»

Этот музыкант всегда излучает радость и оптимизм, да и песни у него зажигательные, веселые, на мероприятиях "Радио Шансон" сами видели, как народ дружно выбегал танцевать под  "Самолетик" и "Есть еще порох в пороховницах, есть еще ягоды в ягодицах"... - Валерий, в стране экономический кризис, санкции и прочие неприятности, а вы улыбаетесь, носите яркую одежду.

Где черпаете жизнерадостность? 

- В пороховницах (смеется). И в других, более серьезных местах. Если у тебя есть поток энергии – надо им делиться с людьми. Получишь за это десятикратно. А если  ты все оставляешь в себе – то либо лопнешь, либо еще что-то нехорошее с тобой произойдет.  Сейчас времена тяжелые, я Телец, двумя  ногами стою на земле и не считаю себя блаженно-оптимистичным человеком. Но есть вещи, которые ты не можешь изменить.  Значит, их надо принимать такими, какие они есть, и стараться  максимально комфортно для себя и для других существовать. 

-  Сегодня не ругаете себя за то, что поменяли профессию? Врач-офтальмолог – куда стабильнее, чем артист…  

- Я радикально менял судьбу несколько раз и, если принимал такое решение, то пути назад не было.  Причем все перемены в моей жизни происходили естественным путем. То есть я не сидел и не думал: а давай-ка я  сейчас вот здесь поменяю. Сначала я из медицины ушел в медицинский бизнес, ну а потом из бизнеса -  в … (пауза)  искусство (смеется)… Видимо, происходило это в тот момент, когда я достигал какого-то потолка и надо было двигаться дальше. Поэтому я ни о чем не жалею и думаю, что в артистической профессии я порой даже приношу больше пользы – в моральном, психическом, настроенческом смысле, нежели  в своей основной профессии. - Часто  ли близкие или друзья используют вас в качестве врача? Обращаются с просьбами «посмотри мои глаза»?  

- Меня никто не пытается  использовать, но я с удовольствием помогаю близким и не очень людям. Я считаю, что   врач – это на всю жизнь. Неважно, чем ты сегодня занимаешься, если ты прошел через врачебную практику, значит, у тебя есть способность отзываться на чужую боль и есть потребность оказывать помощь.  

- Вы продолжаете интересоваться  этой профессией? Новинками, технологиями?  

- Да, хоть и не практикую, но с этой сферой в той или иной степени связан.  - У ваших песен всегда конкретные «говорящие» названия – «Порох», «Шорох», «Капельки вина», «Самолетик»… Это концепция такая? 

- Трудно сказать. Когда я начинал петь, считал себя лириком, я и сейчас пою на концертах романсы, и люди их хорошо принимают. Но тем не менее наиболее востребованными оказались песни развлекательные и веселые. Для меня незазорно идти на поводу у зрителя. Люди приходят на концерт и ждут от тебя того, чего они хотят, а не того, что интересно лично тебе. Я пытаюсь соблюдать баланс. Настоящий артист этим и отличается – и публику может уважить, и свое что-то попытаться донести, аккуратно, ненавязчиво предложить о чем-то задуматься. 

- Вы производите впечатление человека, способного  организовать себе и своему окружению качественный отдых. Так ли это? 

- Отдыхать люблю, но часто не получается. Катаюсь на лыжах. Не могу сказать, что я оголтелый горнолыжник, катаюсь без фанатизма, но я люблю горы и атмосферу курортную – там ведь помимо лыж есть много и других развлечений (смеется). 

- Вы меня пугаете. - … (смеется) СПА, бассейны, бары, кухня…  - я все это очень люблю. И  компания хорошая для меня много значит. Мои друзья со всего света собираются на горнолыжный курорт – и мы там зажигаем.   

- Как врач  скажите, расслабиться бокалом вина или рюмкой коньку не возбраняется? - Это прозвучит непедагогично, но… допускается. Великий Авиценна был абсолютно прав, когда говорил:  «Все есть яд и все есть лекарство». Главное – доза.  

-  От вина - к женщинам. Не хотите записать какой-нибудь дуэт, у вас это, на мой взгляд, игриво получилось бы?  

-  Видимо, я слишком трепетно к этому отношусь. У меня всего один дуэт – с Катей Голицыной. Когда имеешь такую  планку, ниже опускаться не хочется. Если представится случай  сделать  новый достойный дуэт – я это сделаю. Но пока нет подходящего материала. 

Однако я открыт к предложениям (смеется).  - Напоследок расскажите о ваших предпочтениях – в литературе, кино, музыке?

- Наверняка, я не оригинален. Любимая книга – «Мастер и Маргарита». С фильмом я тоже несильно вас удивлю – это «Покровские ворота». Сейчас -  увы и ах! (мне реально стыдно!) - я читаю мало. В основном периодику и в основном в самолете. Что касается музыки, в машине у меня звучит«Радио  Шансон» - и не потому что приятно слушать себя, а потому что интересно, что делают коллеги.  Их же – Михайлова, Лепса, Шуфутинского, Куприка, Розенбаума  (боюсь обидеть, кого-то не назвав) - слушаю и на дисках. Причем подробно, по нескольку раз, на полную мощь – особенно когда  далеко куда-то еду. 

Оцениваю аранжировки, тексты и пытаюсь  распознать: какими приемами они достигают такого звучания? 

Беседовала Елена Альченко