Татьяна Устинова: «Не надо стыдиться шансона»

воскресенье, 5 января 2014 г.

Татьяна Устинова: «Не надо стыдиться шансона»

- На «Радио Шансон» вы ведете программу «Главная тема», где обсуждаются самые разные вопросы и куда приглашаются, как правило, статусные персоны. Скажите, как вы ищете темы и героев своей передачи? - Прежде всего, мы стараемся, чтобы наши гости были не просто статусными, но и интересными. Должна сказать, что с людьми, которые наотрез отказались бы прийти к нам в эфир, за годы работы на радиостанции мне столкнуться не довелось.

Если говорить о темах, то мы стараемся выбрать те, которые актуальны не только для жителей столицы, но и для всех россиян. Мы обсуждаем все, что затрагивает нашу с вами жизнь, что влияет на нее, что ее меняет. Сегодняшние реалии таковы, что острые и злободневные темы вряд ли иссякнут. - Скажите, а в чем, на ваш взгляд, состоит искусство беседы? Бывали ли у вас «трудные» собеседники? - О да, такие собеседники попадаются то и дело! Что же касается искусства вести беседу, то могу сказать, что в полной мере я им не овладела. Я все еще учусь. И я благодарна судьбе за то, что у меня есть замечательный учитель - это блестящий интервьюер и блестящий собеседник Андрей Максимов.

Для меня совершенно нормально позвонить ему перед эфиром и спросить, как мне лучше построить беседу, если я знаю, что у меня «трудный» гость. Один из главных секретов, которым поделился со мной Максимов, - это задавать только те вопросы, которые интересны тебе самому. Если, скажем, мне неинтересно спрашивать министра культуры о том, что за проект он «замутил» в Саратове, то лучше спросить, живет ли у него дома собака – если мне ближе тема собак. Другими словами, интерес и к собеседнику, и к теме должен быть неподдельным.

- Давайте поговорим о шансоне. Что для вас шансон? - Точного определения у этого жанра нет. Начав работать на радиостанции, я перелопатила тонны источников, чтобы понять, что же такое шансон. Из всех определений озвучу самое для себя близкое – оно принадлежит Иосифу Давыдовичу Кобзону, частому гостю программы «Главная тема». Так вот, шансон – это непременно законченная история, рассказанная в стихотворной форме и переложенная на музыку. То есть здесь есть начало, развитие, продолжение и какой-то феерический финал. И ты проживаешь эту историю вместе с исполнителем, потому что, слушая песню, невозможно остаться равнодушным – такая она яркая и эмоциональная.

- А кто из исполнителей шансона вам ближе всего? - Знаете, я всех люблю! И говорю это совершенно искренне. Люблю Сережу Трофимова – вот просто жить без него не могу, люблю Александра Новикова, Катю Голицыну, Александра Розенбаума, Олега Митяева… Мне сложно выделить кого-то одного.

- Часто приходится сталкиваться со стереотипным отношением к шансону, и от этих стереотипов хотелось бы избавиться. Что, на ваш взгляд, могло бы послужить популяризации жанра?

- Да куда уж популярнее-то?! На сегодняшний день это и без того один из самых любимых и востребованных жанров. Может быть, имеет смысл разве что немного реабилитировать его, потому что с начала девяностых годов за шансоном тянется флер исключительно тюремной романтики. А это неправда. Безусловно, в какой-то мере «лагерная лирика» присутствует тоже – это направление также имеет право на существование. Но в основном тут совершенно другие песни, другая музыка! Мне кажется, что все уже давно поняли это. Ведь шансон - не просто эмоции, это же еще и смысл – в отличие, скажем, от поп-музыки, которая зачастую является просто пустым балластом. Вот именно на то, что шансон - это песни со смыслом, и нужно обращать внимание людей. И вот что хочу еще добавить. Стесняться того, что вам нравится шансон – это все равно что стесняться того, что вы предпочитаете стакан молока и кусок хлеба чилийскому сибасу.

Не надо стыдиться того, что вам нравятся понятная музыка или простая пища. Это не свидетельствует ни о каком дурновкусии. Вот об этом нужно говорить. А популяризировать шансон нет смысла - популярность и без того зашкаливает! - Как-то мне довелось прочитать о забавном случае, когда вы «пострадали» от шансона. Расскажите, пожалуйста, подробнее, об этом. - Да, было такое! Это произошло в Нижнем Тагиле. У нас был водитель – совершенно замечательный человек, он возил нас повсюду. Но вот беда – у него в машине без конца звучала одна-единственная композиция – «Владимирский централ».

Больше он не слушал ничего! А поскольку из машины деваться было некуда, то эту нескончаемую песню слушали вместе с ним и мы.

Песня хорошая – я ничего не имею против. Но в этой связи мне вспоминается история из детства, когда я объелась манной кашей. Дело было так: как-то раз мама оставила меня дома одну, а в школе на уроке труда нас научили варить манную кашу по рецепту. Сейчас, конечно, понятно, что пропорции были чудовищными – но тогда я старалась следовать всем рекомендациям учителя. Нужно было взять два литра молока, два стакана манной крупы и два стакана сахара – вы можете себе представить, да?

- Объемы промышленные, прямо скажем!

- Именно! Получилась почти трехлитровая кастрюля, полная густой приторно-сладкой массы. Мысли о том, что ее можно просто взять и выбросить, у меня не возникло - это были советские времена, когда за молоком приходилось стоять в очереди. И вот, чтобы не расстраивать маму, я съела все. С тех пор прошло, наверное, лет тридцать – но я до сих пор не могу ни есть, ни видеть манную кашу. Вот примерно так же получилось с песней «Владимирский централ»!

- Насколько я знаю, многих героев своих книг вы создали, отталкиваясь от реально существующих персонажей - Арины Шараповой, Артемия Лебедева и других. Скажите, а нет ли желания написать «шансонный детектив»? Ведь здесь что ни судьба - то коллизии и перипетии, что ни человек – то истории и легенды. Для писателя – просто золотое дно!

- На самом деле, у меня есть произведения, где затрагивается тема шоу-бизнеса. Например, в последнем детективе все время крутится песня группы «Uma2rman» «Кажется». Она буквально вплетена в канву повествования. Так что с шансоном, думаю, тоже всё сложится. Но тут ведь важно вот что: все впечатления, все размышления и все задумки относительно нового романа должны быть прожиты и пережиты. Они должны настояться, дождаться своего часа, прежде чем улягутся в текст.

Например, я написала книгу об Анадыре, первый раз побывав там пять лет назад и второй – года два назад. А роман вышел только сейчас. Вполне возможно, что и «шансонный детектив» тоже появится, это действительно очень интересная тема. Но всему свое время.

Беседовала Залина Хохоева Фото: пресс-служба "Радио Шансон"