Спорт. Григорий Твалтвадзе

среда, 29 августа 2018 г.

Спорт. Григорий Твалтвадзе

Лучший судья – это тот, который на поле незаметен. То есть по протоколу он есть, но в то же время он не становится фигурой, к которой приковано основное внимание зрителей. Такая картина идеальна и не тащит за собой телегу критики. Она предусматривает высокий профессионализм судей. А если он отсутствует, а критику принимать не хочется, возникают картины парадоксальные.

Я уже говорил, что в департаменте судейства и инспектирования РФС зреет проект, по которому будет запрещено критиковать судей. Руководитель департамента Александр Егоров дал разъяснения, которые ещё больше взбаламутили ситуацию и ясности не внесли. «Я, – говорит, – не возражаю против обоснованной критики и готов признавать очевидные просчеты рефери, но обсуждать их должны компетентные люди!» И кто эти люди? Сами судьи, допускающие просчёты?

Интересно, а если Егоров пришёл в театр, актёры играют плохо, режиссура дрянь, он будет критиковать создателей? Или это право лишь театральных критиков? Принесли вам в ресторане пережаренный бифштекс – молча жуйте и молчите в тряпочку? Мол, в ресторане, право на критику имеют только профессиональные повара!

«Хочу быть открытым, чтобы общественность и болельщики поняли: мы не враги, а такие же члены футбольного спектакля», – говорит Егоров. Прекрасно, хочешь быть открытым – будь и не закрывайся дурацкими запретами! Футбол – для зрителей, а судья – тот же исполнитель. И хорош тот, кто не заметен. Роль у него такая! Тяжёлая…