Спорт. Григорий Твалтвадзе

понедельник, 12 марта 2018 г.

Спорт. Григорий Твалтвадзе

Если кто-то кричит о своей непогрешимости, он либо рассчитывает, что ему за это заплатят, либо ему уже платят. За последние дни появилось немало поводов вспомнить вновь о делах наших грешных, о допинге. Из вереницы сообщений выдернем признание Серены Уильямс, что она принимала запрещённые препараты. Было это во время Открытого первенства Франции по теннису три года назад. Кстати, тот «Роллан Гаррос» она выиграла.

Но дальше начинается фантасмагория. Уильямс заявляет, что никогда не сдавала положительных допинг-проб. Вот те на! Значит, там, во Франции, проб у неё не брали. Уильямс была больна и ей разрешили принимать «запрещёнку». Есть такая практика. Это называется «терапевтическое исключение». Стоп, друзья! Если в таких случаях проб не берут, возможен вариант, что это «исключение» можно использовать для скрытия иных препаратов? Проб-то не берут! Уильямс – знамя американского тенниса, за которое хорошо платят! Говори, детка, о своей непогрешимости, говори!

Меня вот какой вопрос интересует: насколько вообще справедливо использование «терапевтических исключений»? Такое разрешение дают, когда запрещённому лекарству нет альтернативы. Отлично, но, на мой взгляд, моментально должен следовать запрет на выступление атлета в этом конкретном соревновании. А напичканная запрещёнными препаратами Уильямс вышла на корт и победила! Где логика и где справедливость? В таком случае любой может орать о своей непогрешимости. Лишь бы платили…