Рада Рай отметила день рождения на велике

среда, 8 апреля 2015 г.

Рада Рай отметила день рождения на велике

— Рада, поздравляем с днем рождения! Скажите, как празднуете его в период кризиса? И вообще как переживаете нелегкие экономические времена? 

—  Каталась сегодня на велике! И кстати, в кризис с работой у меня стало значительно лучше. Не знаю уж, с чем это связано, но уже прошло два тура в поддержку альбома «Территория любви», сейчас будет третий. Так что все хорошо! 

— Как вы охарактеризуете этот альбом? 

— Песни в нем красивые, три из них — на стихи Михаила Гуцериева. А несколько композиций — всем известных, старых, я перепела — «Три линии», «Горница», «Моя любовь жива». 

Мне они так нравились в исполнение Надежды Чепраги, Марины Капуро и «Синей птицы», что захотелось попробовать. Мне посчастливилось: авторы песен (от лица Михаила Танича выступила его вдова Лидия Козлова) разрешили этот эксперимент. 

— По какому принципу вы отбираете песни в свою копилку — они должны совпадать с вашим настроением или событиями в личной жизни? 

— Принцип простой: понравилась песня — спела (смеется). — Как вы определяете жанр, в котором работаете? 

— В моем творчестве песни разных жанров, а определить — значит, себя ограничить. А ограничивать себя в музыке я не люблю. 

— Вы недавно появились в качестве гостьи в шоу Первого канала «Три аккорда»: Ирина Дубцова пела вашу «Калину», и член жюри Михаил Звездинский сказал «не очень таборно получилось, а вот вышла Рада — и все засверкало»…

— Получить комплимент от такого мэтра, конечно, лестно, но отчасти я с ним не согласна, потому что мне понравилось исполнение Ирины. Я ею давно восхищаюсь — и как певицей, и автором. Меня увлекло ее исполнение, показалось безупречным и бесподобным. Поэтому, когда оценки жюри не совпали с моим внутренним ощущением, я расстроилась. 

— Вам было интересно работать в телепроекте? 

 — Это мой первый опыт, поэтому не с чем сравнивать, но было приятно — и именно потому что выдалось спеть с Дубцовой. 

— Вы недавно вернулись из Магадана, где были на гастролях. Это город вашего детства. Он меняется? 

— И меняется, и в чем-то прежним остается. Остается природа, ландшафт, море, сопки, погода… Я так по нему скучаю! Жалею, что ни разу после того, как покинула его, не удалось пожить там хоть несколько дней — были всего две поездки, и в обеих я останавливалась там на двое суток. Я вообще с самого начала жалела о переезде, меня увозили из Магадана в возрасте 14 лет, и моего мнения никто не спрашивал — я сидела в машине и рыдала. — Но ведь с другой стороны, Магадан — город зэков… 

— Да, там лагеря, там отбывают наказание люди, и много страшных мест. Но с другой стороны, это и один из интеллигентнейших городов. Во времена репрессий, когда сажали всех без разбора, здесь отбывали заключение и артисты, и ученые — по политическим статьям. Они в итоге осели в городе и стали складывать его историю. Я читала даже, что по статистике (кто-то не поленился, ее провел), это один из самых читающих городов. Не знаю, как в других городах — но в моем детстве все мерились библиотеками — у кого больше, у кого круче, у кого какие редкие книги есть… Книги в Магадане были предметом гордости. — На каких книгах росли вы? — Как и всем советским детям мне нравились Джек Лондон, Дюма, Марк Твен… В последние полтора года я вновь начала запоем читать художественную литературу, до этого у меня был перерыв, я читала только научно-популярную. Начала с немецких классиков — Томас Манн, Гете, Гессе… Прочитала 10-томник «Жан-Кристоф» Ромена Ролана — историю композитора, прототипом которого стал сам Ролан и Бетховен. Мне очень понравился главный герой — то, как он боролся за свою музыку, за свое искусство, как не сходил с пути и никогда себе не изменял. Меня это вдохновило! — Вы упомянули научно-популярную литературу. Знаю, она связана с вашим увлечением — астрономией. Вы, наконец, купили телескоп? — Нет! Я хочу определенный — с конкретными параметрами и характеристиками, а такие дорого стоят, за ними не угонишься. И знаете, я нашла способ успокоиться, внушила себе мысль, что телескоп, наверное, мне уже и не нужен, ведь частным образом в разных местах выставляются разнокалиберные телескопы, собирается целое сообщество, проводятся за чаем лекции… Можно понаблюдать за звездами и в телескоп МГУ, там хорошее увеличение. Мы с мужем наблюдали в него Юпитер, и было видно даже несколько его спутников — Что может в астрономии заинтересовать женщину? — Мне всегда были интересны вопросы, кто мы, откуда появились, почему мы здесь и сейчас. Всегда было интересно, почему Вселенная такая и почему в ней работают такие законы физики. Я задумывалась над вопросом: Вселенная такая, потому что следовала законам физики или физические константы такие, потому что они подчинялись условиям Вселенной? Когда это изучаешь, приходишь к выводу: наша планета — такая пылинка в масштабах бесконечного космоса! И все наши проблемы кажутся надуманными и бессмысленными, это такая возможность не думать о плохом, потому что время существования человечества, нашей планеты, да и вообще Солнечной системы — доля секунды в масштабах Вселенной.

— Ваши астрономические познания не привели вас к убеждению, что мы — не единственные во Вселенной? — Я не знаю, как насчет людей, но наверняка мы не одни из живых существ. Доказательств нет. Но Вселенная настолько огромна, что было бы странным, если бы весь этот огромный масштаб — и ради нас одних. Я верю в то, что Господь любит разнообразие. — В научно-фантастической литературе часто эксплуатируется мысль о том, что мы — эдакие подопытные кролики, над которыми наблюдает и дергает за ниточки кто-то сверху… Вы в это верите? — Я верю, что мы Божьи творения. — А астрономия не отвергает религии? — На мой взгляд, противоречий нет. И многие ученые тоже. У Стивена Хокинга есть упоминание об одной Всемирной конференции в Ватикане, посвященной космологии. Собрались ведущие умы мира. Папе Римскому изложили теорию Большого взрыва. На что Папа сказал: «Религия не запрещает того, что было после Большого взрыва, но запрещает изучать сам Большой взрыв и то, что было перед ним, так как это и есть акт Божественного творения. У ученых и у религиозных людей — все сходится, только терминология разная. Почему Земля находится именно на этой орбите? Чуть ближе, чуть дальше — и не было бы жизни. Почему протон имеет именно такую массу? Был бы чуть легче или тяжелее — и был бы другой мир. Или не был бы. Но все сошлось так идеально, что тут определенно не обошлось без Божественного провидения. 

— Тогда в чем суть Божеского замысла — ради чего мы и все это? — За все человечество не отвечу. Но я живу ради добра, любви, дружбы, искусства. Раз уж меня сюда прислали, то я стараюсь жить так, чтобы не мешать другим и при этом пытаться делать что-нибудь хорошее. Надеюсь, у меня это получается. — Вы наблюдали недавнее солнечное затмение? — Мы были в Костроме, и там его было плохо видно. — Как вы относитесь к тому, что многие трактуют, будто это плохой знак? — Людям нужны мифы. Я знаю, что небесным телам свойственно двигаться, и что вследствие движения появляются тени — это происходит постоянно, и я бы не стала пихать сюда символизм. — Скажите, а ваши цыганские корни как-то сказываются на вашей интуиции, вы можете предсказывать судьбу? — Мне кажется, любая женщина обладает интуицией. И я в том числе. — Перейдем тогда к чисто женским вопросам. Вы как-то особенно поддерживает форму? — Ну, я езжу на велосипеде. Недавно извлекли велики с балкона и отволокли с мужем их на техосмотр. Мы их используем вместо транспорта, передвигаемся на них по делам по Москве. — То есть, будь потеплее, вы могли бы к нам на радио приехать на велосипеде? — Я так уже делала (смеется). Мы ездим по велодорожкам, а где их нет — по тротуарам — но очень аккуратно, никого не сбивая (смеется).

— Какие есть еще рецепты для поддержания формы? — Я ничего особенного не делаю, ну разве что не ем свиные рульки с утра до вечера (смеется). И кстати, у меня не супер-форма, и есть все те проблемы, что и у остальных женщин. Но как только я замечаю, что поправилась — перестаю есть после шести. 

— А шопинг любите? — В пределах разумного. Долго ходить по торговым центрам не могу — рябит в глазах. Если я решила купить что-то определенное — захожу и быстро покупаю, иногда, правда, могу приобрести что-то попутно — из незапланированного. Я люблю яркое, красное, леопардовое, чтоб блестело, меня, кстати, девушки с «правильным вкусом» за это осуждают. А я не заморачиваюсь, мне скучно в неярком. — С каким номером выступите на «Шансоне года»?  С песней «Калина» — отрепетированной годами. У меня несколько статуэток премии «Шансон года», держу их дома на полочке, приятно на них смотреть, это ведь символ признания работы. — С коллегами по цеху какие у вас отношения? — Дружб особых нет, на это нужно время и место, а нас разделяют гастроли. Мы встречаемся на сборных концертах и мило общаемся. Дружба у меня только с моим коллективом. — Какую музыку любите слушать? 

— Разную, в зависимости от настроения. В последнее время — классику. А еще Агутина. Это эталон музыканта для меня, мастер, у которого можно учиться: стиль, вкус — ну что сказать? Велик. — Как предпочитаете отдыхать? — Если это не поездка, то с семьей: либо — природа, велосипед, либо — дома с книжкой. Семья для меня — все. 

— А приготовить для семьи что-то можете? 

— Конечно. У нас дома всем полюбилась венгерская кухня. 

Я набила руку. Венгерский гуляш — моя коронка. 

— Вы не думали над тем, чтобы передохнуть от гастролей, посидеть дома, поготовить гуляш? — К счастью, у нас так выбор не стоит: либо семья, либо работа. Учитывая, что именно благодаря мужу я получила эту работу (супруг Рады - барабанщик ее группы Олег Ураков - прим. ред), я не столько себе в профессии что-то доказываю — сколько ему. У него нет желания посадить меня дома. Мы оба творческие люди и жить без музыки не можем. Если перестанем быть в музыке — нам нечего будет в жизни делать. Фото: Фото: пресс-служба «Радио Шансон», Первый канал, www.facebook.com/RadaRai.ru/