Михаил Грушевский: Как Лолита невесту искала

среда, 1 апреля 2015 г.

Михаил Грушевский: Как Лолита невесту искала

Прямо в эфире нашего утреннего шоу популярный артист сделал несколько пародий на известных персон. А после программы «Настройка » корреспондент сайта «Радио Шансон» поговорил с Грушевским. — Михаил, помните  самый смешной розыгрыш с вашим участием? — Самый, я бы сказал, комплементарный для меня розыгрыш был, когда я однажды морочил достаточно долго голову Лещенко  голосом Винокура. 

Это было в начале девяностых. Винокур в этот день лежал в военном госпитале в Берлине - попал на гастролях в аварию. Однако я об этом ничего не знал. Я рассказывал Лещенко, что приеду к нему, и мы поговорим о концерте. Лев Валерьянович меня не раскусил и все время твердил: «Володя, ты что?! Куда ты приедешь, тебе нельзя!». Короче, когда Лещенко все-таки догадался, он выпалил: «Мишка, черт, это ты! Володя попал в страшную аварию, но, слава Богу, остался жив. И я решил, что к нему в палату принесли радиотелефон (тогда мобильных еще не было), и он, не приходя в сознание, начал меня разыгрывать».

Представляете, "не приходя в сознание, начал разыгрывать"! В этом есть глубокий философский смысл, вера в то, что неунывающий человек «выскочит» из самой сложной ситуации.   Я и голосом Горбачева кого только не  разыгрывал в годы перестройки. И вообще на розыгрыше был построен мой первый телевизионный эфир.  В конце января нынешнего года у меня была свадьба, один из гостей, друг Александр Любимов, известный,  зрителям прежде всего по программе «Взгляд» принес флэшку с первым моим эфиром в этой программе, который прошел 25 лет назад. 

Меня тогда вырезали с пародиями на Горбачева из всех телепрограмм, а «взглядовцы» обманули свое руководство. Они для начала подготовили сюжет с критикой Ленина. В те годы Сталина уже можно было критиковать, а Ленин по-прежнему оставался «священной коровой». Руководство  ожидаемо запретило сюжет про Ленина, сказав: "Заполняйте эфир вместо него, чем хотите. И тогда Любимов позвонил мне: «Немедленно бери такси и приезжай». Я жил рядом с Останкино и через несколько минут был в студии. И выдал свои пародии... В день моей свадьбы  Саша ту программу и показал всем гостям. Я там такой кучерявый, юный, бестолковый… Гости шутили, что моя нынешняя жена за такого дурачка никогда бы не вышла замуж (смеется). Тот сюжет был построен на розыгрыше. Будто Горбочев звонит в программу «Взгляд» и говорит что-то витиеватое: «Взгляды Горбачева расходятся со взглядами „Взгляда“, и эти взгляды необходимо скорректировать для того, чтобы выйти на разговор, иначе разговора не выйдет». 

При этом Любимов гениально сыграл, будто поверил, что это реальный генсек звонит. А в конце сюжета объявили: говорил юный пародист Грушевский.    Я люблю розыгрыши, если они не унижают человека. 

 — А вас разыгрывали? — Конечно, и не раз. Наверное, самый хороший розыгрыш был в девяностых. Я был холост и находился в процессе поиска своей второй половины. Происходило все зимой на гастролях в Сибири, стояли сорокаградусные морозы. Мой друг продюсер Валерий Белоцерковский, разыгрывая меня, привлек в качестве союзницы Лолиту Милявскую. 

Гастроли у нас длились несколько дней в одном городе, и розыгрыш они устроили многоступенчатый. С момента прилета меня стали преследовать записки, написанные красивым женским почерком, цветы от некой поклонницы, которая намекала на то, что ей не просто нравится мой юмор и то, что делаю на сцене, а я интересен ей как мужчина.   Однажды я после ужина вернулся в номер гостиницы и  - сразу стук в дверь, открываю, стоит девушка из ресторана, только что обслуживавшая меня, и закатывает в комнату тележку с огромным количеством блюд на человек десять, не меньше. Говорит: «Михаил, это вам». Я растерянно: «Вы же видели, что я уже отлично поел». Она: «Меня просто просили передать и вот еще записка». Читаю: «Приду завтра на концерт, очень волнуюсь и стесняюсь». У меня родился образ приятной и целомудренной незнакомки, влюбленной в меня.    Я делился с Белоцерковским, говорил, может здесь встретил свою судьбу? Он советовал не торопиться и успокоиться. Помню, на концерте, на котором я еще был и конферансье, четко видел, как с последнего ряда передают записку, она доходит до сцены, я беру, читаю: «Мишенька, я сижу в зале. Вы прекрасны…». Потом цветы, смотрю в зал, но, конечно, никого не нахожу. Короче, в следующей записке было, что она наберется смелости и встретится со мной завтра. Но наступил день нашего отлета, а мы так и не встретились… В пять утра садимся в самолет на Москву. Белоцерковский спрашивает, как у меня прошла встреча. Отвечаю, что ее не было, значит, не судьба. Он успокаивает: «Надо верить». И вот самолет взлетает, около шести утра (я задремал), меня будит стюардесса и дает записку. Там: «Михаил, я не удержалась и полетела с вами в Москву». Расталкиваю Белоцерковского, который притворялся, что спит и показываю очередное послание от таинственной незнакомки. Он тут же начинает подыгрывать: «Я же говорил, не отчаивайся! Теперь твою поклонницу надо вычислить. Мы мужики тупые, нужна женщина, которая смогла бы понять, как на тебя будут реагировать девушки, когда мы пойдем по самолету». Разбудили Лолиту, которая тоже делала вид, что спала. И мы пошли по узкому проходу. Стюардесса не сознается, кто ей передавал записку. Ходили туда-сюда раз пять-шесть. В итоге пошли на последний «круг», вижу, Лола и Валера начинают хихикать. Тутя и понял, что от лица прекрасной незнакомки выступали мои друзья. Короче, мы разбудили громким хохотом весь самолет, но тот розыгрыш сделан был художественно и талантливо.   Так что, пусть надо мной смеются, иногда — это здорово. 

Если человек не может смеяться над собой, значит, он лишен самоиронии, мне его жаль. 

С 1 апреля! Фото: Екатерина Шашмина