Михаил Бублик: «Боюсь, женитьба мне помешает»

среда, 11 февраля 2015 г.

Михаил Бублик: «Боюсь, женитьба мне помешает»

— Михаил, вы нам рассказывали, что хотели бы отметить Новый год с родителями. Удалось

— Нет, не получилось, родители уехали. Но в Новый год я не работал — впервые за долгое время. Ко мне пришли очень приятные люди, мои друзья, мы выпили шампанского и пошли гулять, несмотря на то, что было достаточно холодно. Но, честно говоря, я понял: праздники уже не дарят эйфорию, не осталось у меня детского трепета, восторга. Хотя радуюсь, конечно, и желания загадываю.

— А как вы провели новогодние каникулы? 

— Съездил к друзьям в Австрию, мне давно хотелось там побывать.

— Некоторые артисты нам рассказывали, что из-за экономической ситуации им пришлось отказаться от дорогостоящих поездок за рубеж. Вы себя в чем-то ограничиваете?

— Я себе ни в чем не отказываю, но и многого не прошу. Вообще, кризис пока не ощущаю. Может, у меня просто небольшие запросы? Мне вообще не жалко людей, у которых было 50 миллионов, условно говоря, а стало 25. Гораздо хуже тем, у кого было 200 рублей, а теперь вообще ничего не осталось. 

— На ваши концерты не стали меньше приходить? 

— Пока нет. У нас недавно были гастроли, тур прошел отлично и превзошел мои ожидания. Думаю, люди все равно будут приходить на концерты. Просто более избирательно станут подходить к выбору артистов. К тому же, чтобы попасть на наше выступление не надо брать кредит, продавать машину…

— А помните, в прошлом году какие-то люди продали поросенка, чтобы купить билеты на ваш концерт? 

— Да, было такое! Я готов их найти, вернуть два поросенка (Смеется). Если серьезно, меня этот поступок очень тронул, считаю, он достоин уважения. 

— Вы практически ушли из соцсетей. Почему? 

— Не люблю соцсети, мне кажется, это дурное времяпрепровождение. Все, чем я могу поделиться со своим зрителем, — это моя музыка. Я не готов рассказывать об интимных подробностях своей жизни. Вообще, считаю, что вслед за повальным «инстаграмированием», присутствием в соцсетях наступит тренд антипубличности. Думаю, года через 2–3… Считаю, что человек должен тратить время на что-то положительное. Это как курение — появляется определенная зависимость. Что делает сегодня человек, если вдруг выйдет на улицу без телефона? Сразу ощущает себя оторванным от мира. А ведь раньше был один телефон на весь подъезд — и ничего. Я не из тех, кто говорит, что раньше солнце было ярче, а дни — теплее. Веду к тому, что в жизни все должно быть гармонично. А социальные сети при неверной трактовке — убийцы времени, а оно, как известно, слишком дорогое удовольствие, чтобы тратить его впустую. 

— А что означают черно-белые пейзажи на вашей странице в Instagram? Это какая-то концепция? 

— Это я как раз публиковал во время нашего гастрольного тура, чтобы выделить для себя города, которые мы посетили, чтобы они не сливались с остальными фотографиями. Вообще, мне кажется, сейчас слишком много цветного вокруг, а черно-белые фотографии — это атмосферно. 

— Поклонники предполагают, что вы зазнались, поэтому не общаетесь с ними в соцсетях, не отвечаете на сообщения. Что на это скажете? 

— Мне кажется, любому человеку нужно время, чтобы побыть в одиночестве. Вы же знаете, что многие артисты сами не присутствуют в соцсетях, за них пишут пиарменеджеры? На своей странице я отвечаю сам, просто не всегда есть на это время, я ведь человек, у меня свои дела, потребности… 

— Вспомните, каким было самое необычное место, куда вы поставили автограф? 

— Понимаю, к чему вы клоните (Смеется). Были разные предложения, но я не отважился. Считаю, что это удел каких-то молодежных групп. Также не люблю расписываться на деньгах, но, с другой стороны, если в кармане больше ничего нет… По-моему, и в паспорте расписывался. Честно говоря, не обращаю на это внимание, если надо — распишусь, сфотографируюсь. Только хамства не люблю, панибратства… А если человек уважительно просит, почему нет? 

— Чувствуете в себе какие-то изменения по мере роста популярности?

— Я ощущаю в себе изменения, связанные с моим развитием, работой, отношением к жизни. Связываю это больше с взрослением, с приходом большей осознанности что ли, чем с ростом популярности. Просто я начал внимательнее присматриваться к себе. 

— Недавно в одной газете авторитетный телекритик написала, что случайно увидела ваше выступление в «Трех аккордах» в дни скорби по ушедшей Елене Образцовой. Она возмущалась, что на Первом канале показывают блатняк и при этом говорят о «творчестве Бублика». Она даже не слышала ваших песен, но вынесла вердикт. Часто ли приходится сталкиваться с такими поверхностными суждениями в ваш адрес? Как вы вообще реагируете на критику?

— То, что эфир передачи назначили в дни скорби по Елене Образцовой, здесь скорее вопрос не ко мне, а к тем, кто принял это решение. А если вы хотите знать, что я думаю по поводу высказываний обо мне людей, то отвечу, что с уважением отношусь к любому мнению, но мой самый главный критик — внутри меня, и он, поверьте, гораздо суровей любого авторитетного телекритика. Говорят единственный плохой пиар — это некролог. Я спокойно отношусь, как к хвалебным отзывам, так и к негативным. Знаете, самое страшное в жизни — остаться незамеченным. И если журналистку мое выступление настолько тронуло, что она потратила свое время и написала целую статью… Я ей благодарен, спасибо большое! 

— А что вы любите читать? Какая литература вас вдохновляет? 

— Недавно воодушевил «Портрет Дориана Грея» Оскара Уайльда. Это гениальное произведение! Я считаю, что в нем очень много всего, в том числе, открытых для меня вопросов. 

— В вашем знаменитом питерском концерте, который до сих пор собирает тысячи просмотров в интернете, есть красивый ход: песня иллюстрируется женскими портретами разных веков. Кто ваш любимый художник? 

— Из русских — Шишкин, я вообще люблю пейзажи. Прекрасно отношусь и к сюрреализму, и к импрессионизму. Но у меня не возникает катарсиса, когда я смотрю на картины, живопись воспринимаю спокойно. 

— Зато собаки вас не оставляют равнодушными.

— Я хотел бы завести собаку, это правда! У меня было много собак, я их понимаю.

— Как бы вы отреагировали, если бы зрители после концерта преподнесли вам щенка? 

— Это бессмысленно, я не смогу его принять. В Петербурге люди, которые занимаются разведением собак, отдавали мне лабрадора. Я дрогнул, но взял себя в руки, отказался. Не могу брать живое существо, потому что понимаю какая это ответственность. 

— Кстати, поклонницы интересуются, когда вы планируете остепениться и жениться? 

— Это сложный вопрос. Думаю тогда, когда остро буду чувствовать в этом необходимость. 

Беседовала Ирина Федотова Фото: пресс-служба «Радио Шансон»