Лолита Милявская: «За концом света будет начало»

понедельник, 29 декабря 2014 г.

Лолита Милявская: «За концом света будет начало»

Лолита Милявская  поделилась с корреспондентом сайта «Радио Шансон» детскими новогодними воспоминаниями, рассказала о том, как она переживает кризис и где будет встречать 2015-й год. 

— Лола, вспомните  смешную историю, связанную с новогодней ночью.  

— Самой необычной встречей Нового года стала та, когда я впервые за много лет не работала 31 декабря. В то время я была замужем за Александром Зарубиным, и он мне сказал: «Зачем тебе работать, давай отдохнем». Мы поехали на дачу к его партнеру — очень известному и уважаемому человеку (его имя фигурирует в рейтинге Forbs). Сели за стол. Перед нами выступают мои коллеги, а я сижу, ковыряю вилкой мой любимый салат «Оливье», смотрю на них и думаю: «Вот, зараза, я тут отдыхаю, ем, а они рядом деньги зарабатывают». Никакого удовольствия, так и просидела с вилкой, зависшей над тарелкой. А дальше я оставила мобильный телефон на столе, и мы вышли на улицу смотреть салют. Каково же было мое удивление: когда я вернулась, телефон таинственным образом улетучился из этого замечательного дома. Так что Новый год был окончательно испорчен, после чего я решила: работать в новогоднюю ночь буду ровно столько, сколько меня будут хотеть видеть.  За эти годы работы ничего вульгарного — песен и плясок в бане или сауне - в моей жизни в Новый год не было. Отработаешь ночь 31 декабря и - скорее домой, к близким. 

— А детские новогодние воспоминания?  

— В саму новогоднюю ночь, меня, естественно, укладывали спать. Максимум, что могли разрешить — лечь в кровать не в девять, а в десять часов вечера. Поэтому мои детские новогодние ощущения связаны либо со школьными елками, либо приглашениями во Дворец пионеров. Честно говоря, мне не очень интересно было смотреть представление: зайчики, скачущие вокруг елки, Дед Мороз… Я с трудом отсиживала праздничное действо, а потом бежала за подарком. Ходила на спектакли только ради них. В то время конфеты были в дефиците. И когда тебе давали заветную картонную «сладкую» коробочку с нарисованными снежинками, ты переживал самые приятные минуты новогодних каникул. Правда, у меня всякий раз появлялось желание получить два подарка. Но на один билетик выдавали, к сожалению, лишь одну коробочку. Если у бабушки получалось раздобыть два билета, то и подарка было два — и это было самое большое счастье для меня. — Дома подарочек под елкой тоже ждал?  

— Конечно. Все, что могли под елочку положить, родители всегда клали. Разумеется, исходя из дефицита тех лет и заработка. Мне очень хотелось иметь немецкую куклу. Она была чудесной и разительно отличались от наших синюшных и желтушных. Тогда маленькой я, конечно, не знала об анатомическом театре, о том, что именно так может выглядеть труп. Сегодня, мне кажется, что все, кто был причастен к производству советских игрушек, проходили стажировку именно в анатомическом театре. Поэтому иметь отечественную Машу, Сашу, Дашу мне не хотелось. А когда в витринах магазинов появлялись немецкие куклы — все равно, какие — маленькие или большие, я, как вкопанная, останавливалась и завороженно смотрела на них, пока меня за руку не уводили родители. После школы мы, как правило, заходили в универмаг и я сразу — к витрине: «Можно тут постою?». Самый счастливый момент — когда продавщица давала подержать немецкую красавицу. Помню восхитительный, как мне казалось, запах резины, сеточку на голове, под которую убирали волосы. По тем временам такие куклы стоили недешево, поэтому их долго никто не покупал, и они продолжали радовать детей хотя бы на витринах. Родители видели, с какой любовью я смотрела на этих кукол, и я чувствовала, что мне такую обязательно когда-нибудь подарят. В итоге действительно подарили. Подарили и… спрятали в нише, в которой стояли кулинарные книги, посуда. Но когда, все уходили на работу, я ставила стул на стул, взбиралась, доставала заветную коробку с самой высокой полки, а потом любовалась и щупала мою куклу, которая находилась под целлофаном — разрывать его было нельзя. Поиграв немного, опять взбиралась на стулья и клала ее на место. А еще в детстве я воровала конфеты, купленные на Новый год, поэтому, когда коробка доходила до праздничного стола, там уже, как правило, не было половины конфет. — В Деда Мороза верили?  — Верила, конечно… Но принимала его за данность — есть он, ну, и хорошо. Я почему-то больше рассчитывала на подарки от бабушки и дедушки.  

— В этот Новый год будете работать? 

— Не знаю. В связи с кризисом пока нет предложений на саму новогоднюю ночь. Но я не особо переживаю по этому поводу — вся страна в таком положении, не я одна. Либо с Димой (муж певицы — Прим. ред.) на дачу поедем, либо в гости пойдем. 

— Судьба ток-шоу «Лолита» сейчас тоже под вопросом? 

— Увы, мне очень хотелось, чтобы оно появилось на канале «Пятница», но с наступлением кризиса на программу не удалось найти средства. По этой причине в ближайшее время на телевидении практически не будет ничего нового. Но я уверена, что скоро все изменится, просто надо немного подождать. Кстати, моя программа «Без комплексов» вышла лишь через полтора года после того, как я принесла пилотный выпуск на Первый канал. 

— Страха за то, что в последнее время происходит в мире, в нашей стране, нет?  

— Есть, но он не патологический. У меня очень хороший психолог и астролог Леокадия Галактионова. Спрашивала ее, что нас ждет дальше. Артисты ведь — последнее звено, которое востребовано в кризисное время. Леокадия прочитала мне цитату, ее мог написать человек, который живет в нашей сегодняшней аномалии. Спрашиваю, кто это? Она отвечает: «Будешь смеяться — Пифагор». Он сотни лет назад сформулировал все, что происходит сейчас, включая деградацию личности. Поэтому не надо бояться ничего — законы развития спирали никто не отменял. А еще Галактионова объяснила мне одну вещь. Именно сейчас необходим переход в новое качество, а это всегда болезненный период. Галактионова не шарлатан, а ученый с тремя прекрасными высшими образованиями. Она говорит, что наше время и есть низшая точка зла, описанная в Библии, — апокалипсис. То есть, мы сегодня живем в том, что называется конец света, но за концом всегда есть начало. 

А значит — есть надежда на лучшее. Вот такая честь нам оказана — жить в конце света и быть у основания чего-то нового.   

Беседовал Сергей Амроян Фото: vk.com/lolitasu