Катя Огонек: такой не будет никогда

воскресенье, 17 мая 2015 г.

Катя Огонек: такой не будет никогда

Ее родители и дочка до сих пор тяжело переживают уход самого близкого человека, стараются не общаться с журналистами. Но, из уважения к поклонникам творчества Кати, они доверили разговор о ней близкому другу семьи — Елене Бейдер, которая дружила с Катей, а сейчас является директором начинающей исполнительницы Леры Огонек. 

— Елена, как вы познакомились с Катей? — Это произошло 23 апреля 2001 года в гостинице «Космос» — на одном из ее первых выступлений в Москве. Тогда Катя только начинала свою концертную деятельность, ее мало кто знал. И то ли реклама не сработала, то ли еще что-то, но в зале было всего два ряда зрителей, а за ними — пустота, свободные места. Катя прекрасно отработала программу. После концерта мы пообщались, обменялись контактами. Она мне понравилась — не рисовалась, была очень простая и настоящая. Мы стали иногда созваниваться, встречаться, когда ей позволяло время. Я не могу утверждать, что мы с ней дружили. Слово «дружба» — очень серьезное, поэтому не уверена, что Катя могла считать меня подругой. Но когда у нее было время и желание, мы всегда встречались, обсуждали что-то, делились новостями, как это делают друзья. — Откуда возник сценический псевдоним Катя Огонек  ? Ведь родители дали ей такое красивое имя — Кристина… — Насколько я знаю, это совместная придумка Кати и ее продюсера Вячеслава Клименкова. И вроде бы это даже это она сама выбрала такое сочетание. Не уверена в достоверности этой информации, но это то, что я знаю. Ее в жизни редко называли Кристина, в основном Катя. Огонек — это уже отражение ее характера, как без этого. (Улыбается) Девушка была взрывная, эмоциональная. Если ей не нравилось что-то, она могла не выбирать выражения. Характер налицо. Есть такое словосочетание — человек-огонь. Вот это про Катю. Помню, она говорила мне как-то про дочку, которой к тому времени и года не было: «Вот дочка подрастет и будет Лера Фитилек». Конечно, это шутка была. — Катя никогда не жалела, что стала исполнительницей? Она много лет отдала танцам, хореографии. — Она любила танцы, занятия в хореографической школе, но больше всего ей нравилось петь. Это и Катя рассказывала, и ее мама, Тамара Ивановна. Папа, Евгений Семенович, с детства прививал ей любовь к хорошей музыке, он и сам был музыкантом, работал в «Самоцветах». В четырнадцать лет она в профессиональной студии записала пару песен, тогда и стало понятно, что Катя будет петь. Именно эти записи ее папа показал Александру Кальянову . После чего стало ясно, что Кате надо серьезно заняться пением, а семье — перебираться в Москву. В родном Кисловодске все продали, и начали новую жизнь в столице. Был записан альбом с Александром Морозовым. Это было далеко от того, что позже стала исполнять Катя. Она мне всегда говорила, что хочет петь шансон. Ей это было близко по духу. Когда Евгений Семенович привел Катю к Вячеславу Клименкову, они пообщались, определили, какой репертуар ей нужен. Катя Огонек в студии «Радио Шансон» — Какой дочерью она была? — В нашем общении не было каких-то серьезных обсуждений ее родителей. В то время я о них знала немного. Она их очень любила. Катя росла в достаточно консервативной в плане ценностей семье: уважение к родителям — прежде всего. Это именно то, чего сейчас не хватает молодежи. Для нее слово родителей было закон, пока она была ребенком. Став самостоятельным человеком, она, прежде всего, думала о родителях и дочке. Могу сказать, что Катя была образцовой дочерью. Она ценила родителей, дом, семью — сейчас мало, кто так относится к главному в своей жизни. — Появление ребенка меняет женщину. Это относится к Кате? — Только в какой-то степени. Она давала концерты практически до самых родов, да и после сидела дома всего несколько недель, практически сразу отправилась на гастроли. — С чем это было связано? — С одной стороны, она была основным добытчиком в семье, с другой — чувствовала ответственность перед зрителем. Она была так воспитана, что не могла из-за своих личных обстоятельств не выступать, если ее ждут, проданы билеты. Катя была очень ответственным, обязательным человеком. Она ни разу в жизни не отменила концерт. — В свое время в музыкальной и около музыкальной среде ходило немало разговоров о том количестве концертов, какое было у Кати. У нее хватало сил на ребенка при таком графике жизни? — Люди востребованные знают, что нет сил ни на что, после таких перелетов, переездов, постоянных концертов. Она никогда не скрывала, что воспитанием дочки в основном занимались ее родители. Ну, что вы хотите, если основное финансовое бремя несла она. Ее папа тоже работал, но Катя предпочитала брать все вопросы обеспечения семьи на себя. Дома Катя отсыпалась, немного приходила в себя, потом вставала и снова в путь. Это не значит, что ей совершенно не было дела до ребенка. Лера — это самая большая любовь в ее жизни. Но это говорит о том, что Кате просто не на кого было в жизни опереться. Она сама была опорой для многих. Катя с маленькой Лерой — Как любая яркая женщина, не по цвету волос, а по характеру и широте души, она нуждалась в сильном плече рядом. Очевидно, что ей не везло с мужчинами. Рядом с ней всегда оказывались те, кому нужна поддержка. Почему так? — Это очень сложный вопрос… Я сама часто думаю об этом. Наверное, где-то, это были ее ошибки. Катя была очень эмоциональным человеком с большим сердцем. Жила чувствами, влюблялась, любила. Возможно, она не всегда видела в каждом конкретном мужчине реального человека. Женщины склонны создавать какие-то идеальные образы, в которые влюбляются. Но потом наступает момент прозрения, который зачастую несет только разочарование и боль. Тут еще нужно помнить тот факт, что она все-таки была творческим человеком. А всем известно, какие это незащищенные люди, ранимые, как дети. Особенность Кати состояла еще и в том, что она никогда не выносила на обсуждение свои личные проблемы. Никогда! Она все держала глубоко в себе, не плакала, не прокручивала произошедшее, как это делает большинство женщин. Как говорят в народе: «Поплачь — станет легче». Это не про Катю. Близкие люди, глядя на нее, конечно, все понимали и старались быть более внимательными к ней в такие моменты. — После того, как Кати не стало, было много разговоров о причинах ее безвременного ухода.  — Я могу сказать свою версию, которую при желании можно оспорить или подтвердить. При том графике жизни, который был у Кати, при тех эмоциональных переживаниях и ответственности, она совершенно забыла о том, что она обычный человек. Она и жила, и работала на износ. На первом месте у Кати, как я уже и говорила, всегда была семья, а где-то в конце списка собственные проблемы. В какой-то момент действительно начались перебои со здоровьем, которые я не стану сейчас обсуждать. Катя не отнеслась серьезно к предупреждениям врачей, но сейчас это уже не имеет значения. Семь лет, как ее нет с нами, не прекращаются разговоры о ее якобы пагубном пристрастии. Находятся какие-то свидетели, друзья, поклонники что-то утверждающие. Знаете, выпить за здоровье — не значит пить. Я понимаю мотивы тех, кто распространяет всю эту гадость, и мне бы хотелось посмотреть в глаза этим «знатокам» и задать им вопрос, спокойно ли они спят по ночам.  Лера с Еленой Бейдер — Знаю, что в свое время она не жалела ни времени, ни денег, если к ней обращались за помощью совершенно незнакомые люди. — Катя сама редко говорила про эту часть своей жизни. Уже от родителей я узнала какие-то подробности. Она редко приезжала «на зону» с пустыми руками. Всегда везла с собой какую-то гуманитарную помощь, назовем это так. Могла отправлять какие-то именные посылки, если к ней обращались с личной просьбой. А сколько раз было, что она приезжала домой с гастролей, брала деньги, прощалась и говорила: «Папа, мне надо, меня ждут. Нужно продукты отвезти». Она неоднократно помогала детским домам, и это делалось не по чьей-то указке. — Лена, скажите, каким-то образом сейчас поклонники Кати помогают семье? — Так часто бывает, пока человек может быть полезным, его помнят, знают и любят. У Кати была миллионная армия поклонников, в основном, это были мужчины, и кому-то из них она действительно помогала, даже не зная лично. Это относится и к некоторым исполнителям шансона. В трудных для них ситуациях Катя всегда помогала коллегам и словом, и делом, и финансами. Но вот прошло время. Катю по-прежнему любят, помнят, до сих пор слушают песни в ее исполнении. Людей, знающих о достаточно непростой жизни ее семьи сейчас, достаточно. Но помогают всего два-три человека. Я никого не осуждаю, не имею на это права. Но это очередной пример того, как коротка человеческая память, это печально. Хорошее забывается очень быстро. — А почему вы сейчас всегда рядом с родителями и дочкой Кати? — Когда не стало Кати, я долгое время не могла выйти на ее семью… Не потому, что я не хотела этого, просто не получалось. Я не была знакома с ее родителями, пока Катя была с нами. Только спустя три с половиной года после ее ухода я созвонилась с Катиными родителями, мы встретились и с тех пор мы очень плотно общаемся. Чуть позже меня познакомили с Вячеславом Клименковым, с которым теперь мы и сотрудничаем. Можно сказать, я официальный представитель этой семьи, директор Леры, дочки Кати. — Лера тоже серьезно занимается танцами. Это все с подачи бабушки? — Конечно, Тамара Ивановна когда-то сама танцевала в Национальном академическом ансамбле танца Украины. С шести лет Лера ежедневно ходит на занятия бальными танцами, практически каждые выходные выступает на соревнованиях. Без награды Лера не остается никогда. На сегодняшний день она обладательница сорока шести юниорских кубков и суперкубков, восьмидесяти четырех медалей разных достоинств. — Некоторое время назад Лера в студии записала песню. Значит ли это, что танцы скоро могут закончиться? — Нет. Конечно, работа в студии произвела на Леру впечатление, но танцы она очень любит и пока не хочет их бросать. Сейчас мы готовимся к танцевальному телевизионному проекту.Лера в студии звукозаписи — А кто придумал записать Леру, да еще как Огонек? — Это идея Вячеслава Клименкова, который специально для Леры написал песню памяти мамы. Он как-то позвонил ее дедушке, рассказал о песне и предложил приехать на студию. Меня удивила Лера, и не только меня, а и всю продюсерскую группу. Сначала она немного стеснялась. Но это объяснимо — девочка впервые была в студии, никогда не записывала песен. А потом… она просто встала рядом перед микрофоном, спела как надо, без советов и подсказок. Все было естественно и легко, как у мамы. — До этой записи в студии у Леры был какой-то исполнительский опыт? — Только на школьном уровне — какие-то праздники, конкурсы. — Лера еще не говорила, что хочет стать певицей? — В ее возрасте желания постоянно меняются. Последним, что о чем она говорила, была актерская профессия. Но вот что она скажет через полгода — никто не знает. (Смеется) В любом случае, пока это творческое направление близкое Лере. Она и по складу ума гуманитарий. Из всех школьных предметов больше всего любит русский язык и литературу. Она очень много читает, особенно классику. С математикой немножко не ладится, но, думаю, это все временно. Девочка у нас целеустремленная растет, упорная. И бабушка с дедушкой, и я очень ею гордимся! — Лена, как думаете, почему песни в исполнении Кати Огонек популярны до сих пор? — Все просто. Ее уникальность состояла в том, что она проживала песню, как свою жизнь, поэтому ей верили. На мой взгляд, в жанре шансон до сих пор не появилась исполнительница, которая бы так искренне, честно разговаривала со слушателем, на одном языке, понятном каждому. Песни в ее исполнении до сих пор берут за душу. Такой, как Катя Огонек, уже не будет никогда… 

Беседовала Марина Аверкина