Катерина Голицына: «У меня атаманская суть!»

вторник, 2 апреля 2013 г.

Катерина Голицына: «У меня атаманская суть!»

Катя Голицына – настоящий вирхь, ураган. Кажется,она вообще никогда не останавливается, находясь все время в движении. У Голицыной невероятная энергетика, которая вмиг передается каждому, кто оказывается с ней рядом.

«Я не из тех людей, что стремятся к роскоши. Я ее ненавижу. Терпеть не могу шопинг. Неравнодушна я лишь к одежде, в которой выхожу на сцену. Шьют ее для меня самые дорогие и именитые дизайнеры. Ведь на сцене, перед зрителем, я должна выглядеть на все сто!»,- призналась в эксклюзивном интервью «Радио шансон» Катя ГОЛИЦЫНА. Катя Голицына – настоящий вирхь, ураган. Певица не просто активна, она гиперактивна. Кажется, Катя вообще никогда не останавливается, она все время в движении. 

У Голицыной невероятная энергетика, которая вмиг передается каждому, кто оказывается с ней рядом. Неудивительно, что певица так легко заводит публику, что приходит на ее выступления. «Я очень тонко чувствую зрителей. С первой минуты, как только появляюсь на сцене, между нами сразу устанавливается связь, начинается активный энергетический обмен»,- говорит Катя. 

- На своих сольниках Вы только поете или еще и общаетесь с публикой? 

- Конечно, общаюсь. Мой сольник в общей сложности идет три часа. Из зала мне постоянно задают вопросы, передают записки. 

- Что чаще всего спрашивают люди? 

- Когда приедете снова? 

- Катя, до того, как закончить вокальное отделение ГИТИСа, вы проучились в Московском педагогическом институте иностранных языков имени Крупской. Хоть день преподавателем английского языка работали? 

- Нет, по специальности не работала ни дня. Хотя английским занималась и со своими детьми в детстве, и с детьми своих друзей… 

- Дети у вас уже взрослые, чем они занимаются? 

- Юле двадцать пять лет, она окончила факультет международной журналистики МГИМО, поступила в аспирантуру, но пока оставила ее. Недавно Юля сделала меня в четвертый раз мамой. (Смеется) Язык, понимаете ли, никак не поворачивается назвать себя дважды бабушкой. У нее двое мальчиков – 4-летний Димочка и полугодовалый Маратик. Сыну моему Андрею восемнадцать, он учится на факультета менеджмента в МГУ, недавно вот права получил, сел за руль. Андрей - очень продвинутый молодой человек, как все в его возрасте, увлечен компьютером. С моей точки зрения, даже слишком. 

- Любопытно, кроме занятий с детьми, великолепное знание английского языка как-то пригодилось вам в жизни? 

- Да, меня пригласили на работу в Штаты. Было это в начале девяностых, в весьма тяжелые, поистине смутные времена, когда у нас происходило непонятно что. И хотя в тот период я оказалась в России невостребованной, у меня и в мыслях не было покидать страну навсегда. Поверьте, я не ехала покорять Америку. 

Все произошло достаточно случайно. На празднике одной популярной газеты в Москве я познакомилась с американскими туристами. Им надо было что-то подсказать. Разговорились, оказалось, что они телевизионщики из Остина, города в штате Техас. На следующий день мы встретились вновь, чайку попили и вдруг во время беседы они говорят: «Приезжай к нам поработать!». 

Думаю: «Чем черт не шутит!». Однако уехала за океан я не сразу – прошло еще шесть месяцев, в течение которых они мне постоянно звонили и уговаривали: ждем! В Остине пригодился не только мой хороший английский, но и знание русской культуры. Я работала на местной радио- и телестанции, где и вела свои авторские передачи о России, интерес к которой тогда был в США запредельный. 

Сначала я подписала контракт на полгода, затем на год, затем еще на два. Повторюсь, я не уезжала в Америку жить, мне хотелось просто подзаработать. Муж со старшей дочерью, кстати, оставались в Москве. И как только его бизнес начал подниматься, он сказал: «Все – хорош, возвращайся домой!». 

- Кто ваш муж? 

- Юра очень серьезный человек, он был президентом, вице-президентом крупнейших в стране компаний, банков. Затем был приглашен на госслужбу. Сейчас муж трудится в одной крупной государственной сельскохозяйственной структуре. 

- Катя, не пойму, зачем с таким шикарным мужем работать – без конца репетировать, мотаться по разным гастролям, рвать каждый раз душу на сцене? 

- Я рабочая лошадка. Скажу так: если бы у кого-то из моей семьи была бы даже нефтяная скважина, откуда можно было бы каждый день качать миллионы, я все равно бы работала. Потому что я так воспитана: человек обязан трудиться, приносить людям пользу. Кстати, нефтяную скважину я вспомнила не ради красного словца. Мой отец и мой дядя были профессиональными нефтяниками, занимали в этой структуре в советские времена очень большие посты. Отец, к примеру, был управляющим трестом. Как вы думаете, могли бы они во время приватизации – точнее, прихватизации, когда всякие предприимчивые деятели лихо завладевали заводами, фабриками, недрами России, и себе прихватить пару нефтяных скважин? 

- Надо думать, запросто! 

- Абсолютно. Но они не сделали этого. Кто-то из молодых сегодня цинично скажет: «Мозгов не хватило». На самом деле, им совести не хватило! Элементарной коммунистической совести. Ну, да ладно, это – совсем другая история. 

- Катя, вашу творческую жизнь, насколько я понимаю, можно разделить на две половины. Первую - когда вы пели, как Катя Яковлева, и вторую, когда вы начали выступать под псевдонимом Голицына. 

- Голицына, действительно, уже давно мой творческий псевдоним, но эта императорская фамилия, объясню сразу, не придуманная. Нет, в моем роду августейших особ не было. Дело в другом. Голицын – фамилия моего прадеда, кубанского казака, атамана. Почему я взяла именно ее? Во-первых, как я объяснила, фамилия эта присутствует в моей родословной. А во-вторых, она полностью соответствует моей безудержной, залихватской, атаманской сути! Катя Голицына – это не проект. Это – я! И да, вы правы - мою творческую жизнь можно разделить на две половины. Но исключительно по возрасту и по исполняемому репертуару. Катя Яковлева была совсем юной девчонкой, и неудивительно, что пела она, главным образом, танцевальные песни. Катя Голицына – женщина с совершенно иным философско-нравственным взглядом на жизнь… И на этом все отличия заканчиваются. Никакой разницы в подходе к песням между Яковлевой и Голицыной нет. Я всегда была честна, все делала по максимуму, никогда не исполняла песен, которые мне не нравятся, вообще никогда ничего не позволяла себе делать левой ногой… 

- Как вы запели шансон? 

- Ехала однажды в машине со своим водителем. Он меня жутко раздражал – все время переключал радиостанции. Не дослушает что-то на одной, уже ищет другую. Точно также было и в тот день. Но вдруг он попал на песню, которая меня сразу захватила. Пел Толик Полотно. Позже я узнала, это был первый день выхода в эфир «Радио Шансон». 

Песня Толика так меня вдохновила, что я решила: шансон тот стиль, который мне по душе. Дело в том, что к тому моменту я пять лет не выступала с концертами, но очень много писала песен, совершенно, правда, не представляя, кому, кроме меня, все это может быть нужно. И вот тогда-то, когда я накопила уже более 30 готовых песен, и произошла та неслучайная случайность с водителем. И я поняла, куда нести свои песни и кто их будет слушать. 

- В шансоне в основном певцы-мужчины. Как вы себя ощущаете среди них? 

- Очень хорошо себя ощущаю. Классно! Если честно, плохо я себя чувствую лишь среди коллег-женщин. 

- Почему? 

- Не хочу об этом распространяться. Пусть это останется при мне. 

- Ладно. Спрошу о другом: какая вы, Катя Голицына? 

- Очень доверчивая. Точно знаю, где лежат грабли, вижу их, но… все равно наступаю! Я добрая, не сплетница, не интриганка. 

Я готова обнять и защитить весь мир, если меня попросят… Я никогда не мщу. Даже тогда, когда мне делают больно. Но, пожалуйста, перестаньте мне делать больно, люди! 

Автор: Серго КУХИАНИДЗЕ, специальный корреспондент портала radioshanson.fm 

Фото: пресс-служба "Радио Шансон"