Инна Наговицына: «Я до сих пор реву в подушку»

пятница, 23 августа 2013 г.

Инна Наговицына: «Я до сих пор реву в подушку»

Соловьи свое споют
И прыгнут в ночь.
Фотографию мою
Увидит дочь. 

(Сергей Наговицын, «Озоновый слой»

- Инна, как  получилось, что вы решили исполнять песни Сергея? 

-  Сказать честно, выступать я не собиралась. В то время, а это было начало нулевых, на сцене появилась Ирина Круг, и я очень переживала, что люди будут смотреть на меня и говорить: «Ну, вот еще одна вдова запела!». К тому же мне было очень тяжело - после Сережиного ухода я лет пять не могла спокойно слушать его песни.
Но однажды наступил такой момент, когда я поняла, что все-таки должна продолжить дело своего мужа. 

- Как это произошло? 

-  Меня убедили его поклонники. «Инна, сам Сергей хотел, чтобы ты пела его песни, – говорили они. – Почему ты отказываешься?» А однажды меня нашел человек, который работал с Сережей в самом начале его творческого пути. Он и помог записать первую композицию «На свиданку». Помню,  дала ее послушать одному из Сережиных друзей, а у него на глазах заблестели слезы: «Что же ты делала все эти годы? Давай пой, а мы тебя поддержим!»  
Ну, а где песня, там и пластинка. Кстати, она очень серьезная, но, видимо, так было нужно – все-таки альбом памяти. 

- Второй альбом, насколько я знаю, еще не вышел. 

- Не вышел, хотя давно записан. Там песни повеселее: «Динамовский каток», «Фонтанчики», «Дори-Дори», «Кабакам».  Все эти композиции можно услышать на моих выступлениях.  

- Инна, а где вы сейчас живете? 

- Я так и осталась в Перми. Я не живу в Москве, не тусуюсь, но это совсем не мешает творчеству. Я по-прежнему даю концерты и выступаю на различных фестивалях. Например, в прошлом году я была на «Черной розе» в Иваново и на «Зоне шансона» в Юрмале.
В этом – ездила в Тверь на день рождения Михаила Круга и на фестиваль его памяти. Хотелось бы сказать огромное спасибо сестре Михаила Ольге Медведевой, Леониду Телешеву и всем добрым людям, которые проводят такие музыкальные форумы.
Память о Михаиле Круге,  о Кате Огонек, о моем Сереже и о многих других, кто ушел так рано, всегда будет жить в наших душах и сердцах! 

- Как трогательно это звучит: «О моем Сереже»…  

- Сергея нет уже 14 лет, но я все так же реву по ночам в подушку. Мне говорили: «Время лечит». Но это неправда! Время не лечит – оно лишь притупляет боль, с которой ты теперь должна жить всегда. Слава Богу, у меня есть песни, есть какие-то планы.
Возможно, что скоро выйдет еще один альбом.  Я знаю, что мне нужны новые композиции, но, к сожалению, так и не встретила автора, который бы меня понимал…  Верю, что однажды он появится. А, может быть, наше с Сережей дело продолжит дочка Женечка: муж  ей много чего «передал». 
Как бы он радовался, видя ее успехи! 

- Женя похожа на него? - Она - копия Сережи, только с хвостиками. Так же, как и он,  разносторонне развита: бегает на короткие дистанции и играет в шахматы. А я, к своему стыду, даже не знаю, как переставлять фигуры.
Дочка хорошо рисует. Поет и играет на гитаре. Знаете, в три с половиной года она мне сказала: «Мамочка, ты у меня цветочек. Я не хочу, чтобы ты у меня умерла, как снег. Ведь он растает, и его больше не будет. Спасибо, что ты дала мне жизнь!» Я чуть не упала, ведь в тот момент я постоянно думала о смерти, а ребенок, оказывается, все чувствовал и понимал. И это несмотря на то, что я старалась не показывать своих слез.
Сейчас Женя уже совсем большая: она только что получила паспорт. Четырнадцать лет нет Сережи – четырнадцать лет Женечке.

 - Выходит, у Сергея достойные продолжатели? 

- Наверное… Хочу добавить одну вещь.  Сережа часто говорил, что его никогда не будут показывать по телевизору, и это стало еще одним аргументом в пользу того, чтобы я стала петь его песни. Я знаю, что его любят и сегодня, и сделаю все, чтобы о нем не забыли. 
Думаю, что когда-нибудь я даже я сниму клип на одну из его композиций и подпишу: «Памяти Сергея Наговицына». 

Беседовала Яна Бобылкина 

Фото: из личного архива Инны Наговицыной