Ильдар Южный: «Я начал писать песни в 35»

пятница, 31 октября 2014 г.

Ильдар Южный: «Я начал писать песни в 35»

В самый первый день ноября отмечает день рождения артист, чьи песни почитаются всеми поклонниками шансона настоящей классикой жанра. Даже имя этого исполнителя звучит как музыка — Ильдар Южный.

— Ильдар, перед нашей беседой я достал со своей «золотой» полки твои альбомы «Черная киса», «Бояре-купола» и с удовольствием переслушал самые первые песни. Столько лет прошло, а все звучит, как вчера записанное… — Да, в будущем году у меня будет двойной юбилей: 55 лет и 20 лет начала творческой деятельности. — То есть в жанр ты пришел человеком уже зрелым? Получается, тебе было за 30? А что же было до шансона? — Я начал писать песни в 35. До этого был художником-резчиком по дереву. В непростые 90-е годы сменил немало профессий: работал водителем, потом был в охране у Константина Борового, создателя первой биржи. Потом ушел от Борового и начал ездить в Турцию челноком. В поездки всегда брал гитару, потому что дорога была долгая: сначала до Болгарии поездом, потом автобусом до Стамбула. Пока ехали, я исполнял весь дворовый репертуар, пел одесские, уличные, армейские, блатные песни…

И как-то раз приятель мне посоветовал: «Займись пением профессионально!» Я задумался, а потом меня познакомили с музыкантами, которые базировались на проспекте Мира, на Гознаке. Мы друг другу понравились, но было понимание, что для старта нужен свой репертуар. Так я начал потихоньку сочинять. Однажды шел по рынку и купил кассету Геннадия Жарова «Ушаночка».

А там были указаны телефоны. Позвонил его директору, тот пригласил на запись в студию. Приехали, а там сидит Сергей Бурмистров (автор-исполнитель, скоропостижно скончался в 2001 году — Прим. ред.) и неожиданно предлагает: «А хотите, я вами займусь?» Сергей в то время был популярен, его песни: «Пой, певица!», «Хулиганка» — звучали из каждого окна. Конечно, я согласился. Кстати, именно он и придумал мне псевдоним, обратив внимание на сходство моего тембра с голосом Аркадия Северного, Сергей тогда сказал: «Почему бы нам не повернуть стрелку компаса в противоположную сторону?»

Так и пошло… — Сегодня в твоей дискографии больше десяти альбомов и, судя по последним работам, ты все больше уходишь от жесткого шансона к лирической песне, по-своему переосмысливаешь советское ретро, песни военных лет… — Мне кажется естественным, что с возрастом артисту хочется песен более осмысленных. Блатняк был хорош в 90-е. Сейчас я бы сказал, что работаю в стиле «ретро-шансон». Именно в этом жанре записано три последних альбома «Босса-нова», «Лавочки-скамеечки» и «Золотой фонд». Здесь звучат композиции на стихи Владимира Панкова, а также наш «золотой запас»: Утесов, Бернес … Когда шла работа над этими проектами, мне хотелось, чтобы не только сам материал, но и звук напоминал саунд 1940-50-х годов.

Был такой минималистичный, но при этом, очень теплый. С первой же пластинки начались отзывы, люди писали: «Ильдар, то, что вы сейчас делаете, это очень здорово! Продолжайте!» Я и продолжаю (смеется). Есть планы выпустить вторую часть с классикой советской песни. Сейчас собираю материал… Если все получится, запишу к 70-летию Победы и ту песню времен войны, что ты отыскал в архивах. «Донская лирическая», кажется? — Да, это песня, которую композитор Модест Табачников, автор «Давай, закурим!», «Одессит-Мишка», написал в 1943 году к освобождению Ростова от фашистов. Интересно, что годы спустя на эту мелодию была создана лагерная песня «На Колыме, где тундра и тайга кругом», которую исполняет Шуфутинский.

Но мы отвлеклись… Вот ты упомянул Утесова. Я знаю, что летом ты участвовал в проекте НТВ «Большая перемена», где предстал в образе Леонида Осиповича и сделал это блистательно.

— Позвонил друг и говорит, что на ТВ готовится такая программа. Я брыкался, отказывался, и в итоге пришел туда в последний день кастинга. Ждать прослушивания пришлось 12 часов. Честно признаюсь, не раз порывался уйти, но моя жена Марина убедила меня остаться. В общем, я прошел первый тур прослушивания. Продюсерам понравилось. Прошел второе прослушивание. «Ждите, — говорят, — мы позвоним». Позвонили… Началась подготовка. Мне выделили персонального преподавателя. Голос-то у меня очень похож, но она учила точной фразировке, интонациям утесовским. Это было невероятно напряженное, но очень, очень интересное время. Когда занятия подошли к финалу был своеобразный экзамен, который принимала Марина Полтева. Это серьезный педагог по вокалу, очень авторитетный в артистической среде человек. Послушав, она дала добро. — А что ты пел на экзамене и непосредственно на шоу? — На прослушивании исполнял «Как много девушек хороших», а в качестве номера была выбрана «Песня старого извозчика». Постановку номера готовил известный хореограф-танцор Мигель, которого можно увидеть в разных танцевальных шоу.

— Ты сказал, что Марина, твоя супруга, была рядом с тобой на шоу. Она вообще, насколько я могу судить, всегда с тобой рядом? Расскажи, сколько вы вместе, как познакомились? — Вместе мы пять лет, а знакомы вообще-то еще со школы. Марина — моя одноклассница.

— То есть Марина — твоя школьная любовь? — Да нет, в школе мы особо и не дружили… Такая история… Тридцать лет спустя повстречались на вечере выпускников и с тех пор не расстаемся. Несколько лет назад свадьбу сыграли. Жену я очень люблю и счастлив с ней. Надеюсь, она со мной тоже (Смеется). — Кто же был на торжестве из твоих коллег? — Ну мы так скромно, в узком кругу посидели. Были Саша Дюмин, Витя Петлюра, Миша Грубов …

— А день рождения как будешь отмечать? — Накануне, 31 октября, у меня пройдет концерт в одном из столичных клубов. То есть вечер 31-го плавно перечет в утро 1 ноября. С женой, с друзьями соберемся дома. Марина замечательно готовит, так что предвкушаю праздник. — Ильдар, ты — активный пользователь соцсетей, мы с тобой, как сейчас говорят, «френды» и я имею возможность следить за твоими событиями. Этим летом ты взбудоражил народ снимками с огромными рыбинами в руках. Не знал, что ты профессиональный рыбак… — Да, интернет я люблю. Общаюсь там со своими слушателями. Мне часто пишут отзывы, присылают песни, что очень важно, потому что сам я в последние годы сочиняю мало. Что касается фотографий с трофеями, то никакой я не рыбак. Просто уже лет 6–7 я каждый год езжу с друзьями в Астрахань. Впервые меня туда пригласил мой коллега, автор-исполнитель Евгений Росс. С тех пор традиция сохраняется. Мы там отдыхаем, поем, ловим рыбу, купаемся. Некоторые ребята ловят серьезно, на спиннинг и всякие навороченные снасти. Мы с Женей тоже ловим всякую рыбку, щуку, красноперку, сома, но я такими сложными снастями не умею пользоваться и ужу обыкновенной удочкой поплавочной. А вечером мы все собираемся в огромной военной палатке, варим уху, шутим, смеемся и поем, конечно. Общение с друзьями и природа — вот главное для меня в этих поездках. А рыбу, вообще, зверушек всяких мне жалко. Я даже кроликов есть не могу. Жалко мне их. — С таким отношением к природе у вас наверняка есть какая-то живность в квартире? — Живет маленький разбойник (Смеется). Йорк-террьер по кличке Мартин. — До 30 с лишним лет ты профессионально занимался резьбой по дереву. Сегодня это умение совсем заброшено? — Нет, отчего же… Я отделал всю квартиру. Осуществил свою мечту. Живу в обычном доме, заходишь, вроде стандартная квартира, а порог переступаешь и оказываешься в сказочном тереме, где все деревянное, от пола до потолка. — Еще какие-то хобби есть? — До армии я профессионально играл в футбол за клуб «Локомотив», мне прочили серьезную спортивную карьеру. Еще я очень неплохо лепил, делал разные мелкие скульптуры, фигурки из пластилина. Я слепил три армии: немецкую, русскую и французскую времен Наполеона. Причем, все до деталей было учтено. Пусть не прозвучит нескромно, тонкая была работа, люди, когда видели, не могли скрыть восхищения. Но когда я вернулся из армии, был на нервах весь и за пять минут все уничтожил, скатал свое хобби в огромный шар. И все. — Не будем о грустном, буквально на днях я видел анонс твоей новой песни… — Да, вместе с Александром Дюминым мы записали дуэтную композицию «Да гори оно огнем». Владимир Панков написал стихи, а музыка — моя. Очень хочется, чтобы ее взяли в эфир «Радио Шансон». — Есть у Ильдара Южного мечта? Что бы пожелал ты себе в день рождения? — Себе — только здоровья, а что касается творческих желаний, мечтаю, чтобы мои песни услышали как можно больше людей. — Спасибо, Ильдар! От себя лично и от всего коллектива «Радио Шансон» позволь поздравить тебя и пожелать

Добра, Удачи и, конечно, Вдохновения!

Беседовал Максим Кравчинский Фото: из архива автора