Группа «Ля-Миноръ»: поем для души

Группа «Ля-Миноръ»: поем для души

С лидером группы Вячеславом Шалыгиным и бас-гитаристом Василием Телегиным побеседовала Татьяна Цветкова. 

- Правда ли, что на ваш новый клип «Фотография» собирали деньги всем миром? Вячеслав Шалыгин: Нужную сумму на съемки клипа мы собирали на краудфандинговом сайте Boomstarter: объявили в октябре о проекте, пообещали тем, кто переведет деньги, особые бонусы – от контрамарки на наш концерт до присутствия на съемочной площадке во время съемок клипа. За месяц люди перевели 200 тысяч рублей. Большое спасибо всем, кто откликнулся! 

- А кто эти люди, которые переводят для вас деньги? Ваши слушатели – кто они? Хипстеры или любители шансона советских времен? Василий Телегин Если говорить о возрасте, то, наверное, большая часть наших слушателей достигла какого-то сравнительно зрелого возраста… 

Вячеслав Шалыгин: Это те, кому за тридцать. Но есть у нас и молодые зрители - студенты, очарованные ретро-музыкой, ее атмосферой, они ходят практически на все концерты. Среди тех, кто слушает «Ля Миноръ», и бизнесмены, и олигархи, и простые ребята. Часть денег на клип перевели наши друзья и знакомые, часть - какие-то неизвестные люди. За что мы им, конечно, очень признательны. 

Василий Телегин: Еще нужно отметить людей, которые занимались этим проектом, поскольку без их энтузиазма ничего бы не получилось. Прежде всего, Дениса Рубина, нашего PR-директора, он придумал все это и был основным двигателем проекта. Сценарий написали Ольга Донец и Александр Розанов – известный режиссер, снявший множество клипов для питерских андеграундных групп. Во многом благодаря его работе клип получился, на мой взгляд, очень хорошим. Отдельное спасибо молодому оператору Георгию Маглакелидзе и всем, кто принимал участие в съемках. 

- Где снимали клип? 

Вячеслав Шалыгин: В Кронштадте. На съемках была очень позитивная атмосфера коллективного творчества, когда много увлеченных людей делают одно общее дело. 

- Расскажите, пожалуйста, подробней про песню «Фотография». 

Вячеслав Шалыгин: Песню «Фотография» многие знают, она старенькая и непонятно чья, автор неизвестен.  Пел ее Аркадий Северный, пели «Запрещенные барабанщики», а потом вот и мы. 

- Когда я готовилась к интервью, пыталась найти информацию о том, в каком жанре вы работаете. Где-то  написано «блатняк». На своем сайте вы говорите о стиле «одесский бит», какую-то часть своих песен называете «беспризорными». Так в каком стиле вы поете? 

Вячеслав Шалыгин: Мы для души, я думаю, поем. 

- Очень близко к девизу «Радио Шансон»: «В каждом есть что-то душевное!». 

Василий Телегин: Вообще все жанры, которые вы назвали, относятся к нашей музыке, наш жанр - это синтез. Мы живем в такой век, когда все синтезируют музыку, смешивая стили. И то, что исполняем мы, это как раз и есть микс из жанров, родившихся когда-то давно. Мы стоим на плечах титанов, можно сказать 

- Вспоминая советский запрещенный шансон,  можно назвать десятки выдающихся имен талантливых авторов и исполнителей - самобытная манера пения, интересные стихи и музыка. Как думаете, почему сейчас такого нет? Почему так мало по-настоящему интересных неформатных музыкантов? 

Вячеслав Шалыгин: Во всем виноват интернет, он отнимает у людей массу времени. Нет возможности сосредоточиться на творчестве, возможно,  современного человека слишком многое отвлекает. 

- С чего у вас началось увлечение  шансоном? 

Вячеслав Шалыгин: Я его с детства слушал, папа любил и включал на бобинных магнитофонах. Потом с ребятами в школе потихоньку слушали блатные песни, а сам я стал их исполнять в 2000-м году. 

- Где вы учились после школы? 

Вячеслав Шалыгин : В «Тряпке» - Санкт-Петербургский университет технологии и дизайна. И если бы не стал музыкантом, то, возможно, стал бы художником или дизайнером. 

- А с кем-нибудь из «титанов» шансонного жанра вы были знакомы? Вячеслав Шалыгин: Аркадия Северного я, к сожалению, не знал, а вот с «Братьям Жемчужными» мы общались. Резанов Николай Серафимович даже спел с нами в 2001-2002 году пару песен. Мы планировали выступить вместе с «Жемчужными» на трехлетии «Ля-Миноръ» в одном из клубов Петербурга, но что-то не срослось тогда. В разное время мы общались с Дулькевичем и Беляевым. 

- И как мэтры советского подпольного шансона оценивали ваше творчество? 

Вячеслав Шалыгин: Вдова Николая Серафимовича Резанова говорила, что он нас любил и хвалил. Про остальных можно только догадываться. 

- Недавно мы беседовали с Артемием Троицким о шансоне, зашла речь и о вашей группе: «Ля-миноръ» исполняет преимущественно каверы, а меня это мало волнует. Мне все-таки намного интересней оригинальный репертуар», - сказал музыкальный критик. Вам такая оценка не обидна? 

Вячеслав Шалыгин: Меня вообще ничто не обижает. У каждого есть свое мнение, и он вправе его придерживаться. К тому же, на концертах мы исполняем и собственные песни. 

Василий Телегин: Вообще, перепевки старых песен можно считать большим искусством. Классические музыканты исполняют композиции, которые сочинены давным-давно -  в 18 веке и раньше. И это не лишает смысла ту музыку, которая живет долго. То, что исполняем мы – это наши особенные интерпретации классического материала. Не мне судить, поскольку я участвую в этом, но мне кажется, мы делаем это хорошо. Это связано с нашей профессиональной музыкальной подготовкой, ведь раньше песни исполняли по наитию. 

- Говорят, что вы успешно гастролируете за границей. Кто приходит там на концерты? Наши эмигранты? 

Вячеслав Шалыгин: Нет, это в основном местные жители. - Что привлекает иностранцев в вашей весьма специфической музыке? 

Василий Телегин: Привлекает аутентичность, думаю. Интересная необычная музыка из далекой страны, о которой у них какие-то совершенно мифологические представления. Многие наши музыканты, отправляясь за границу выступать, стремятся петь на английском. Не понимаем, зачем русскому человеку петь на чужом языке? Когда есть русский музыкальный продукт, который может пользоваться там спросом. 

Вячеслав Шалыгин: Иностранцу интересен для восприятия русский язык. За границей многие нам говорили, что русский язык красив и мелодичен. 

- Когда во время перестройки наши музыканты хлынули в Европу, практически все там были приняты на «ура», публика ликовала и приветствовала посланников молодой демократии. Сейчас же наблюдается общее негативное отношение к нашей стране. Это как-то отражается на ваших выступлениях?

Вячеслав Шалыгин: Холодная война идет только между политиками, а не между людьми. Нас публика принимает  тепло. - Ваше любимое место в Европе? Где вы больше всего любите выступать? Где вас лучше всего встречают? 

Вячеслав Шалыгин: Мне нравится многие страны - Германия, Голландия, Бельгия. 

- А нет желания переехать жить туда? Все-таки в Питере такой климат суровый. 

Вячеслав Шалыгин: Думаю, жить за границей тяжело. Путешествовать интересно, а жить привычнее здесь, на Родине. 

Василий Телегин: Надо сказать, что когда возвращаешься в Санкт-Петербург откуда-то, даже из-за границы, то всегда чувствуешь, что вернулся в великий город, город  с большим культурным наследием. Нельзя сказать, что в Европе этого всего нет. Но у нас, в нашей северной столице, это все-таки очень ярко выражено -  в общем облике, общем духе города. Можно говорить, что Париж культурная столица мира, Берлин - Мекка авангарда, но все-таки с Санкт-Петербургом ничто не сравнимо. 

- Что сегодня числится в творческих планах «Ля-Минора»? 

Вячеслав Шалыгин:  Выложить новый клип в интернет, поехать на гастроли в Европу и записать, как минимум, еще один альбом. 

- Что это будет за альбом? 

Вячеслав Шалыгин: Это пока маленькая тайна. 

- Какие еще тайны у вас имеются?  

Вячеслав Шалыгин: Вот думаем, а не создать ли нам мюзикл какой-нибудь? 

Фото: пресс-служба группы «Ля-Миноръ»