Гарик Кричевский: «Музыка сильнее любой политики»

четверг, 24 апреля 2014 г.

Гарик Кричевский: «Музыка сильнее любой политики»

— В Украине сейчас очень неспокойно. Скажите, замерла ли там культурная жизнь?

 — На удивление, нет. И это наблюдение не только на основании моего недавнего концерта. Кто-то, конечно, отменяет гастроли, кто-то нет. Многие меня отговаривали, мол, кому сейчас это нужно, у людей не то настроение. Но я решил ничего не отменять. Был полный зал, представляете! Больше вам скажу — и в эти дни коллеги дают концерты, в театрах идут спектакли, люди идут, смотрят и аплодируют. Видимо, народ устает от того напряжения, которое в подобных обстоятельствах неизбежно. Но музыка, да и творчество вообще, сильнее любой политики. 

— Как настроены люди? 

— Прежде всего, люди надеются на лучшее. Многие очень устали от того, что происходит в Украине, всем хочется стабильности и разрешения социальных вопросов, в первую очередь. Могу сказать, что изменилось отношение к слову «мир». Раньше это было что-то абстрактное, что-то очень простое. Сейчас многим стал понятен истинный смысл этого слова. Стало совершенно очевидно, что мир вокруг нас хрупок и незащищен, в одну секунду меняется жизнь, зачастую, не в лучшую сторону. Раньше об этом не задумывались, даже если слышали о конфликтах где-то в других странах. Мы сочувствовали людям и думали, что у нас все стабильно и спокойно, и уж точно подобное нас не коснется. Теперь  мировосприятие изменилось. 

— Разные бывали времена, но братья-славяне всегда находили общий язык. То, что творится в последнее время между русскими и украинцами похоже на театр абсурда: взаимные нападки, обвинения, непонимание между близкими людьми, доходит до ссор в семьях. Примирение двух некогда братских народов в сложившейся ситуации возможно?

— Я не политик, я — музыкант. Может быть, сейчас отвечу очень наивно, но убежден, что именно через творчество во всех его проявлениях лежит путь к исцелению от болезни, которая поразила сейчас моих и ваших соотечественников. Именно художники, музыканты, артисты, спортсмены способны переломить ситуацию. Политикам и военным сложно договариваться, они руководствуются принципами политического устройства государства. А мы, люди творчества, живем сердцем, мы ближе к народу. Сейчас трудно что-то изменить, должно пройти некоторое время, и это время не будет простым, в этом я убежден. Но все встанет на место, поверьте. Слишком наши народы переплетены и исторически, и экономически, и родственно. 

— Но ведь не все творческие люди, как в Украине, так и в России, имеют одинаковую точку зрения на перемены в жизни наших стран. 

— Мне сложно говорить за всех. У каждого может быть свое мнение, это право дано нам от рождения. Не хочется возвращаться во времена, когда только одна точка зрения была правильной. Разногласия есть не только в творческой среде, а в обществе в целом — и с той, и с другой стороны. Повторюсь, сейчас важно снизить градус эмоций и резкость высказываний. Люди напряжены до предела, а в таком состоянии очень трудно здраво рассуждать, принимать важные решения и совершать адекватные поступки. Творческим людям не стоит забывать о том, что на них лежит высокая степень ответственности за все, что они говорят и делают. На нас смотрят миллионы, берут с нас пример. Именно поэтому любое сказанное слово должно быть взвешено и аргументировано. 

— Вы родились в самом сердце Западной Украины. Считаете себя русскоязычным украинцем? 

— Я родился в русскоязычной семье, окончил русскую школу, пишу песни и стихи на русском языке, но при этом я знаю украинский язык, свободно на нем изъясняюсь, люблю его, у меня даже есть стихи на украинском языке. Поэтому я стопроцентный русскоязычный украинец! И не один я такой в моей стране. Я не против двуязычия в Украине, хотя, как вы понимаете, мне не трудно будет в ситуации, если государственным языком будет только один. Но не хотелось бы, чтобы для людей, живущих в Украине, создавались какие-то искусственные трудности из-за временных политических противоречий. Вот такое мое мнение. 

— Известно, что именно в западной части страны активно развивались радикальные организации, которые сейчас являются довольно мощной движущей силой, их костяк составляет молодежь. Как вы считаете, националистические настроения — это политическая безграмотность молодых людей или новая политика государства? 

— В этом вопросе, на мой взгляд, не стоит делать акцент на стране. Потому что даже в самых благополучных странах мира существуют крайне правые радикальные организации. Посмотрите на спокойную Данию, Австралию и так далее. Такие организации были, есть и будут вне зависимости от политического устройства страны, социального и экономического положения внутри государства, степени образованности населения и много другого. Появление и развитие таких сообществ, на мой взгляд, чаще всего связано с внутренним миром людей, которые участвуют в организации этих самых радикальных группировок. Если хотите, это возрастные протесты. Заметьте, в рядах националистов вы не встретите большого количества взрослых людей (и события в Украине это подтверждают). Их немного и они, в основном, руководят молодежью, которая в этом возрасте готова к любым активным действиям. Возникает вопрос: «А какие действия ожидать от этих ребят?» Именно в этом, на мой взгляд, и заключается одна из функций правоохранительных органов и власти — контролировать существующие радикальные организации, чтобы обеспечить спокойную жизнь гражданам с разными убеждениями и воззрениями — и центристам, и либералам, и людям вне политики. Вот чем должно заниматься государство! 

— Получается, что возрастом и каким-то особенным внутренним миром можно оправдать многое — псевдопатриотические лозунги, разорение памятников героям Великой Отечественной войны? Но ведь, как нам известно из истории, от национализма до фашизма один шаг. 

— Мои дедушки и бабушки воевали на фронте, я помню их рассказы о той страшной войне. Мы должны помнить, какой ценой досталась нам жизнь. А сейчас наступило время, когда многие живущие об этом просто забыли. Конечно, в этом вопросе должна быть четкая позиция у власти, но не стоит забывать и о воспитании в семье. Нужно изучать историю, интересоваться своими корнями. В истории всегда есть спорные моменты, поэтому у каждого может быть своя точка зрения на какие-то факты. Разбираться в тех или иных событиях должны историки, и предлагать обоснованные версии на обсуждение обществу. 

А возрастом нельзя оправдывать ни радикализм, ни политические предпочтения, ни вандализм. Избавиться от радикальных организаций невозможно, но контролировать их вполне реально. И мы должны к этому прийти, если хотим жить в свободной стране. 

Беседовала Марина Аверкина 

Фото: пресс-служба Гарика Кричевского