Евгений Кобылянский: «Лепс — душа компании»

среда, 8 октября 2014 г.

Евгений Кобылянский: «Лепс — душа компании»

Он пришел на «Радио Шансон» 3 апреля 2012 года. Вспомним, как это было. 

В отличие от многих артистов, принимавших участие в «Живой струне», Евгений Кобылянский  появился в студии не с музыкантами, а с синтезатором, но не простым. «Этот синтезатор фирмы Yamaha воспроизводит все нюансы игры на настоящем фортепиано, — рассказал артист. — Он весит порядка пятидесяти килограммов!»  

Композитор вспомнил, как впервые ощутил на себе магическое воздействие фортепианной музыки: «Когда мне было три года, дед привел меня в гости к своему другу-скрипачу. В одной из комнат его старой дореволюционной квартиры обнаружил рояль, накрытый темной тканью. Я тихонько нажал на клавишу, потом еще на одну, и понял, что эти звуки меня покорили». 

После такого опыта мальчик не мог не пойти в музыкальную школу. В качестве специализации он выбрал фортепиано. Семья жила бедно, и купить инструмент у них не было возможности, но отец водил Женю по знакомым, у которых мальчик мог бы позаниматься. Любовь к музыке проявилась еще и в том, что уже в школе Евгений серьезно увлекся таким направлением физики, как акустика. Занятия творчеством и наукой долгое время были для школьника одинаково важны. Но в выпускном классе пришлось сделать выбор — и музыка победила. 

О том, какие нравы царят в современном шоу-бизнесе, Кобылянский говорит так: «Часто я слышу от исполнителей, что они стараются превзойти своих коллег по сцене. Но я считаю, что мы, музыканты, не должны ни с кем не сражаться! У нас в России самый чуткий зритель, поэтому доказывать друг другу, кто круче, не нужно. Главное — петь не лучше, чем кто-то другой, а просто по-своему». За время работы в качестве композитора у Кобылянского было множество успешных творческих союзов. 

Он писал песни для Аллы Пугачевой, Ирины Аллегровой, Михаила Шуфутинского, Тамары Гвердцители, Григория Лепса  и многих других артистов первой величины. Но со временем в этих рамках Евгению стало тесно, и он запел сам. «Это не была сиюминутная затея, — поделился музыкант. 

— Я пел давно, но в какой-то момент понял, что мне нужно было переключиться с англоязычного пения на родной язык. Кроме того, после прекращения сотрудничества с Григорием Лепсом у меня была потребность поменять стереотипы. Та музыка, которую мы делали с Гришей, совсем иная, чем та, которую делаю я сам. Поэтому я и начал заниматься вокалом». 

Творческий тандем Кобылянского и Лепса обогатил российскую сцену такими признанными хитами, как «Натали» и «Я слушал дождь». Однако оказалось, что написаны были обе эти композиции задолго до знакомства Евгения с мэтром русского шансона. «„Я слушал дождь“ — одна из первых песен, которую я создал вместе с поэтом Анатолием Долженковым, — вспоминал Евгений. — История, которая легла в ее основу, — реальная. 

Мы должны были встретиться с Толей на Чистых прудах, я шел к нему домой по бульвару и увидел рядом с каким-то крутейшим рестораном женщину с букетами незабудок, которая продавала их под проливным дождем. Ее аристократические черты, шляпка с вуалью и очень застенчивый вид так контрастировали с Москвой малиновых пиджаков 90-х, что мне кровь прилила к голове от обиды за подобную несправедливость.  

Мы с Толей за чашкой чая на коммунальной кухне сочинили эту песню. А текст песни „Натали“ он изначально посвятил своей жене Наташе, но потом и у меня в жизни появилась своя Натали, которой я тоже стал посвящать эту композицию».

Фото: kobylyanskiy.ru