Денис Майданов: «Москву я взял не сразу»

вторник, 18 июня 2013 г.

Денис Майданов: «Москву я взял не сразу»

Если для кого-то Василий Чапаев и был героем вымышленным - только не для Дениса Майданова. Он с детства знал, что знаменитый командир Красной Армии – личность реальная. Дело в том, что Майданов родом из Балаково – того самого города в Саратовской области, где провел свои детские годы и Василий Иванович.

 - Денис, в «Чапая» играли в детстве?

- Нет, в детстве я играл в футбол. И до сих пор, между прочим, играю. Причем за разные команды. За гильдию киноактеров, например. На поле я всегда в нападении: быстро бегаю и сильно бью! В спорте, признаюсь, человек я чрезвычайно азартный. Без тормозов. После матча или тренировки запросто могу вернуться домой с потянутыми мышцами или даже со сломанным ребром. В пылу борьбы для меня не бывает середины. Если играть - то играть на полную мощь! 

- У вас так, похоже, во всем? 

- Верно. И в жизни, и в музыке я всегда стараюсь выкладываться на все сто. Вот уже почти три месяца выступаю практически через день. В месяц даю около 15 сольных концертов плюс разные мероприятия закрытого характера. Нагрузка реально колоссальная. Сутки, что выпадают у меня между выступлениями, превращаются фактически в дни тишины. Я молчу, восстанавливаю голос. 

- Когда вы запели? В 13 лет , когда я впервые написал песню. Сосед как-то продемонстрировал несколько аккордов на гитаре. Потом кто-то во Дворце культуры, где я был нередким гостем, мне показали несколько аккордов на рояле. Сам я до этого полтора года учился в музыкальной школе по классу баяна - но он мне быстро надоел. Дело, конечно, было не столько в инструменте, просто не хватило усидчивости. В то время меня куда сильнее привлекал спорт, которым я охотно занимался. Интерес же к музыке возник, разумеется, не на голом месте.

 А стихи я стал сочинять лет с восьми. Самые первые преподнес маме на 8 марта. Писал их, пока мне не исполнилось одиннадцать. Мама до сих пор хранит ту тетрадку. В шестнадцать лет я принял участие в городском конкурсе эстрадного мастерства и занял там почетное третье место. После конкурса из ребят, выступавших на конкурсе, создали коллектив. Так началась моя концертная деятельность.Я написал одну песню для ребят, потом вторую, затем третью… 

- Что волновало шестнадцатилетнего Дениса Майданова, о чем были ваши песни? 

- О первой любви, о дальних странах, о приключениях отважных пиратов… Дело в том, что я обожал Жюля Верна, Майн Рида, Александра Дюма, Роберта Стивенсона. Читал все эти книги запоем, знал их чуть ли не наизусть! Конечно, увлечение подобной литературой не могло не сказаться на тех моих песнях. - Отчаянные герои этих произведений, похоже, настолько вселили в вас отвагу, что в девятнадцать лет вы уехали из Балаково завоевывать Москву? 

- Попыток покорить столицу было у меня, к слову, несколько. Первая -точно в девятнадцать лет. Я уехал в Москву, где поступил в Университет культуры на заочное отделение. Проучился я там четыре года. Но творчеством заниматься продолжал. Более того - даже создал свою группу, которую назвал «HB» - «Hubba Bubba» - была тогда такая вкусная жевательная резинка. 

В один прекрасный день, приехав в Москву на очередную сессию, я привез с собой десять кассет – не дисков, а допотопных кассет! - с песнями, написанными мною для нашей группы, и разбросал их по всем известным студиям записи. И к моему великому удивлению в последний день сессии мне позвонили из компании «Союз» и сказали: «Приезжайте!». 

Им понравилась композиция «Пятнистый ягуар». Они заявили: «Мы все профинансируем, запишем ее, и если песня получит хорошие рейтинги, то предложим вам нечто большее». «Пятнистый ягуар» выстрелил: песня побила все рекорды, в конце 90-х годов она звучала на всех дискотеках. 

- И все это произошло без всякого блата? 

- Абсолютно. Представители «Союза» сдержали свое слово: они подписали с нами контракт. В результате вместе мы проработали два года, затем разошлись. К тому моменту я уже окончил университет, имел в кармане диплом менеджера-постановщика шоу программ. И, расставшись таким образом с «Союзом», я отправился обратно в Балаково, где в двадцать три года получил должность заведующего музыкальным отделом в местном Доме творчества. Проработал там год, после чего меня пригласили в администрацию города, в Управление культуры. Представляете, я сел в кабинет и надел галстук (Смеется). 

- Галстук?! Денис, это действительно трудно представить! То есть вы стали чиновником? 

- Да, но при этом музыку я не бросил. Ко мне постоянно приходили музыканты, я им писал песни, мы их записывали в моей студии. Потом крутили эти композиции на радио и по телевидению. Всё вроде бы было хорошо, но… провести всю свою жизнь так мне совсем не улыбалось. В какой-то момент мне надоело «вариться в собственном соку». Словом, взвесив все «за» и «против», я скинул галстук и в очередной раз отправился штурмовать Москву. На этот раз я возвращался туда только по одной причине: мне по-настоящему хотелось стать известным композитором. 

- Где жили, вновь приехав в столицу? 

- Где придется: то друзья предоставят угол, то сам сниму какую-никакую комнатушку. Терпеть приходилось немало. Позже подсчитал, что за первые два года пребывания в столице, я поменял в общей сложности пятнадцать мест жительства! Но все это было неважно. На первом этапе, когда я, наконец, начал продавать артистам свои песни, мне даже деньги были не столь важны. Главное было зацепиться, набрать, как говорится, имена. 

Первую свою песню «За туманом» в 2001 году я продал Саше Антоновой, а через год она была названа Песней года. Затем мою песню купил Юлиан, после - Марина Хлебникова… 

- Да, сегодня список этих людей внушителен. Ваши композиции исполняют сейчас и Михаил Шуфутинский, и Александр Маршал, и Иосиф Кобзон… Когда вы почувствовали, что добились того, чего хотели? 

- В году 2006-2007, когда меня узнали, когда пришло ощущение, что уже не я ищу исполнителя, а исполнитель меня. 

- И тогда вы решили, что настало время запеть самому? 

- Ничего я не решал. Так случилось. Стечение обстоятельств. Хотя песни для себя, которые никому не продавал, всегда складывал в отдельную папку. Это и «Вечная любовь», допустим, и «Оранжевое солнце», и «Я возвращаюсь домой». Их слышали мои друзья, мама, жена Наташа, которая, к слову, является моим концертным директором. 

Все они в итоге и сподвигли меня на то, чтобы начать петь самому. Мама и Наташа, кстати, мои самые главные критики. Мама всегда просила меня не писать пустых песен, а только те, которые будут оставаться в душах людей. Поэтому я так серьезно отношусь к текстам. Меня передергивает, если я слышу примитивные рифмы, типа «счастье-ненастье», «мороз-насос». 

- Денис, ваша мама, Евгения Петровна, растила вас одна. 

- Но вы совсем не маменькин сыночек… 

- Спасибо маме – правильно воспитала. Поскольку мужчины в семье не было, с 13 лет я , как мог, стал ей помогать, приносить в дом копейку. И дворником работал, и охранником, и на автомойке…

 - Сами с дочери сейчас, наверное, пылинки сдуваете? Сколько ей? 

- В июле Власе (ласкательное от Влады, прим. автора) будет пять. Она активный творческий ребенок. Моя копия, вся в папу! Любит танцевать, сказки. А недавно услышал, как она спела, совершенно точно попадая в ноты. Господи, я радовался, как ребенок! Но задачи сделать из дочери певицу у нас с женой нет. Обнаружатся склонности, талант – пожалуйста. Нет - пусть Влася станет хорошим юристом, врачом или инженером. 

Кто знает, что она выберет? 

Автор: Серго КУХИАНИДЗЕ, специальный корреспондент портала radioshanson.fm 

Фото: официальный сайт Дениса Майданова и пресс-служба "Радио Шансон"