Артур: «Я, как Нео, мечтаю спасти мир»

пятница, 15 мая 2015 г.

Артур: «Я, как Нео, мечтаю спасти мир»

— Артур , недавно вы отметили день рождения. Поздравляем! Что получили в подарок, как отпраздновали? — Отметил в узком семейном кругу, в подарок получил: от детей — рисунки, от взрослых — одежду и сувениры… Поклонники поздравили меня в соцсети — разместили трогательную видеоподборку. Спасибо им большое! 

— А какими подарками вас вообще удивляли поклонники? 

— В прошлом году был в туре по Краснодарскому краю, на день рождения девочки подарили мне шикарный торт в виде гитары — не акустической, а электрической, натуральных размеров, все, как надо — струны, моя фотография по центру… Все думали, что это настоящая гитара. Но оказалось, что это еще и очень вкусно! Мы попробовали гитарный гриф, свое лицо резать я не отважился, некомфортно было, поэтому остальную часть торта отправили родственникам — у меня ведь жена из Краснодарского края. ... Недавно был на гастролях в Белоруссии, дарили игрушки, пришла поклонница Марина, в дорогу нам нажарила блинов, сырников, окорочков, котлет, принесла также шпик, колбасу, свои соленые огурцы, двухлитровую бутыль самогона… — И вы все это пьете-едите? А вдруг кто-то из поклонников неадекватен и хочет вас отравить? 

— Я сам этого побаиваюсь, но мы берем продукты от тех, кого знаем хорошо. С Мариной мы не первый год знакомы, общаемся с ней в соцсетях. Она постоянно приходит на мои концерты, когда я в Белоруссии, иногда за тур может прийти раза три… 

— Вы считаете это влюбленность в артиста или в мужчину? — Ничего личного в отношениях нет! Мы ровесники, но она обращается ко мне на «вы», можем обняться при встрече, поцеловаться в щечку — и все! — Как реагирует супруга? — Старается сдерживать свои эмоции. Она видит, с кем и как я фотографируюсь, но понимает, что это часть моей работы. — Артур, вы же родом с Украины. Вы сейчас можете ездить туда? — У нас намечался большой тур по Украине два года назад — перед военными действиями. Тур так и не состоялся, начались провокации. В Харькове в 500 метрах от концертного зала, в котором мы планировали выступать, произошла перестрелка. Признаюсь честно: мы испугались ехать — у всех российские паспорта… Адекватных людей на Украине очень много, но придут на концерт три человека с ружьем — и что ты будешь делать? Если бы я один поехал, еще ничего: я — украинец, «из-пид Харькiва», по-украински говорю прекрасно. Но со мной же коллектив, за который я отвечаю. Да и за людей в зале тоже…  А потом 6 или 7 городов отказали нам в гастролях, причем по всей Украине — что западной, что восточной. — У вас там есть родственники, вы можете их навестить? — У меня там родители, теоретически я могу к ним поехать, но не знаю, что может произойти на границе. Один наш общий знакомый, артист шансона недавно собрался туда, но его не пропускали на границе, хотя и узнали его, он ехал один, без коллектива, и пока не подключил людей самого высокого уровня, его проблема не решилась…. Мой отец болеет, не может выехать ко мне, он до сих пор не видел младшего внука, потому что и я боюсь с детьми туда ехать. Мне говорят: чтобы поехать в Харьков, кто-то мне должен выписать документ, то есть моя мама должна выслать мне пригласительный… Что за бред? Я, что, в Америку лечу?! Я домой к себе еду!

— Когда все это закончится, как вы думаете? 

— Я бы хотел, чтобы это вообще не начиналось! Я почему-то очень надеюсь на нынешнее лето… В страшном сне не мог подумать о том, что мир перевернется с ног на голову. Я смотрю новости каждый день, иногда со слезами на глазах — так меня все это трогает. — Не все выдержали это испытание войной. Скажите, в вашем окружении есть люди, которых удалось настроить против России? — Конечно, некоторые не хотят писать на русском языке. Общались годами в соцсетях по-русски. А теперь вдруг кто-то вспомнил, что это «язык агрессора», и стал писать мне на украинском… Ну давайте тогда не ездить на «БМВ», на «Ауди», потому что нас когда-то захватили фашисты, давайте не слушать французские песни и не ездить в Париж, потому что мы когда-то воевали с Францией… — Мы на "Радио Шансон" как-то начали вспоминать артистов, родившихся на Украине: Владимир Кузьмин, братья Меладзе, Игорь Крутой, Лолита,  Александр Серов, Джанго  , Михаил Бублик, Иосиф Кобзон, Гарик Кричевский … Что это за земля, которая рождает такое количество музыкантов? — Говорят, украинский язык — второй по певучести после итальянского, наверное, это играет роль. Я часто в концертах пою «Рушник» и еле сдерживаю слезы — настолько мелодичная и глубокая песня. Вообще на Украине потрясающие традиции застолья: у нас дома собиралась вся родня, соседи, кумовья, друзья… Мама у меня сибирячка, папа украинец, к нам приезжали родственники из Казахстана, за столом пели и «Ой мороз, мороз», и «Розпрягайте, хлопцi, коней» — и никто не думал о том, что одна песня русская, а другая украинская… Для меня происходящее между Россией и Украиной — тяжелая душевная боль. Все адекватные люди переживают эту ситуацию. Мы всегда были одним народом.

— Как вы растите детей? 

— В лучших традициях сурового отечественного воспитания. По-мужски. Старший — отличник, но поведение пошаливает, он занимается футболом, хип-хопом, но переживает из-за своего маленького роста. И из-за моего тоже. Я ему объясняю: «Несмотря на свой рост, я был физруком класса, лучше всех подтягивался, прыгал, бегал, командовал парнями выше меня на голову…». — А как случилось, что при столь прекрасной физической подготовке вы пошли учиться на повара? — На дворе были 90-е, об институте мало кто думал, я собирался идти в армию, в моем родном городе Лозовая в ходу была фраза: кто в армии не служил — тот не мужик. Но перед службой решил обрести профессию. Вот и стал поваром четвертого разряда. А в армию меня так и не взяли, у меня была хорошая физическая форма, но плохое зрение (сейчас я уже сделал операцию и ношу линзы)… И я уехал в Харьков учиться на дирижера, но навыки повара мне очень пригодились. Я могу кашу из топора сварить, для студента — это очень нужное умение. — А кулинарная классика жанра в вашем исполнении? — Украинский борщ и зеленый. В любом блюде главное два ингредиента — соус и душа. Возьмите яичницу одной хозяйки и другой — яйца одни и те же, а вкус разный, все зависит от души. 

— Как и в музыке. Кстати, для души что поете — свое или чужое? В ванной, в караоке? 

— В караоке пою Кузьмина, Лепса , Носкова.

— Как выживаете в экономический кризис? 

— Тяжело. И не столько в материально плане, сколько в душевном. Но музыка нужна людям — и в минуты радости, и в ненастье. Во времена революции Нестор Махно говорил: в музыкантов и проституток не стрелять, они нам пригодятся… Вот и пригождаемся. Что касается кризиса, только сейчас понимаем, как же хорошо мы до него жили. Раньше в кризис набирали соль, спички и сахар, а сейчас в кризис скупают машины, недвижимость и технику. Своими глазами видел тетеньку, которая скупала под Новый год телевизоры. Зачем, для чего? Техника же обесценивается с каждым днем… В любом кризисе надо настраивать себя на позитив, приучать себя к мысли, что все пройдет… — Даже когда кризис касается личной жизни? У вас же есть опыт несчастной любви, отраженный в песне «Забыть нельзя», что в этом опыте позитивного? — Я уже успокоился и очень давно. Но когда Союзпродакшн предложил мне «Забыть нельзя», я понял, что это моя песня. Она про чувство, которое забыть нельзя и вернуться в него невозможно. Эмоции были бешеные. Но все в прошлом. Время проходит, и лучшее средство от боли — новая встреча. — А можно чуть подробнее об этой давней любовной истории? — Девушка уехала работать за границу, я бегал в автомат, звонил ей. Между нами были тысячи километров, она попала в другой социум, увидела другую жизнь. А со мной — что ее ждало? Съемная квартира, первые попытки встать на ноги… С другой стороны, если человек проходит с тобой все трудности, тогда это твой человек… Однажды она попрсила, чтобы я  больше не звонил. Я перестал. Было больно. Но этот опыт дал привычку не окунаться в новые отношения с головой, не бежать с раскрытыми объятиями, а идти к выбору осознанно. У меня никогда не было любви с первого взгляда. Отношения наращивались. Главное — это желание просыпаться рядом. Такое желание пришло, я встретил женщину, которая разделила со мной все трудности и радости, которая стала матерью моих детей… — Бывшая возлюбленная слышала песню «Забыть нельзя»? — Да. Но мы уже не общаемся, поэтому о ее реакции я ничего не знаю. — В вашем репертуаре есть песня на стихи Михаила Гуцериева «Без любви твоей не смогу», она тоже о странной любви, к которой герой возвращается всю жизнь… — Нас зацепили стихи, композитор Вячеслав Клименков сочинил к ним музыку, я записал песню, ее показали Михаилу Сафарбековичу, и она ему понравилась. Должен сказать, что на концертах эту песню очень хорошо принимают. Что сподвигло нас даже снять красивый видеоклип, в котором прослеживается тема замкнутого круга — круглые окна, винтовая лестница, часы, пара танцует по кругу… Это про мучительные отношения, которые и прервать невозможно, и продолжать трудно, но от судьбы не уйдешь — и в клипе одна и та же женщина кружится в танце - сначала молодая, потом седая, постаревшая… Знаете, вот тут мы много говорим о несчастной любви. Главное, чтобы это чувство не сломало, чтобы человек на себя руки не наложил… Тут старшим надо проявить мудрость и быть рядом, говорить, объяснять… — Через несколько лет сын придет к вам и поделится историей своей любви… — Лишь бы он пришел с девочкой! В наше-то время (смеется) … — Насмотрелись всякого в артистической тусовке? — О да! Все-таки должен в мужике быть стрежень. — Вот как раз о мужиках со стержнем. У вас есть опыт работы в ресторанах. Наверняка насмотрелись и на бандитов разных мастей. А какие-то эксцессы случались? — Был период — работал в ресторане в Ялте, посетитель попросил спеть в трубку телефона, сказав при этом: «У нас сидят друзья в местах не столь отдаленных. Они сейчас нас слышат, спой «Таганку». Я спел. Им понравилось, предложили съездить поработать в Москву. Мы к тому времени уже ездили выступать в Тулу в зимнее время года, с радостью решили поменять Тулу на Москву — молодые были, безбашенные… Приехали в столицу, нас никто не встретил, нам нигде было спать, перебивались как могли… Но благодаря этой истории мы все-таки в Москве остались. Начинали с выступлений в кафешках, забегаловках, народ заходил туда в кирзачах, а мы выступали в рубашках, галстуках… Посреди вечера компании вставали, уезжали на стрелки, оставив своих женщин, возвращались, шумно праздновали победы… — Как вам кажется, мы не возвращаемся сейчас в это время? — Нет, тогда социальный разрыв был колоссальный, кому-то нечего есть было, а у кого-то шальные деньги водились. Сколько народу подсело на наркотики, сколько спилось! Генофонд потеряли! Сегодня трудно, но не так беспросветно. — А что для вас счастье? — Представления о счастье меняются с возрастом. Для моего сына счастье — очередное «Лего», или игра, скаченная в планшет. А для меня — семья, здоровье родных и друзей и работа. Счастье —  в гармонии. А еще в способности удивляться и радоваться. Поднять глаза в небо, услышать пение птиц, попробовать что-то на вкус, прикоснуться — это все счастье! Потому что много людей лишены и этих простых радостей... Знаете, я иногда думаю о том, кого бы мог сыграть в кино. Мне нравится Нео из «Матрицы». Он спокоен, немного говорит и… он спасает мир. Я был бы абсолютно счастлив, если бы наконец воцарился мир! 

Фото: пресс-служба «Радио Шансон», пресс-служба Артура