Анатолий Полотно: «Жить надо по совести»

вторник, 18 февраля 2014 г.

Анатолий Полотно: «Жить надо по совести»

— Расскажите, как вы готовитесь к юбилею?
— 28 февраля у нас с Федей состоится большой концерт в Кремле, посвященный моему дню рождения — его организацией мы и занимаемся последние несколько месяцев. Оказалось, что очень много всего нужно сделать, чтобы подготовить такое мероприятие. Мы даже подумали — лучше перенести этот концерт на 70-летие, тогда как раз бы все успели. (Смеется)
— Что будет у вас в программе?
— Придут замечательные артисты, люди, которые создавал этот жанр — Александр Новиков, Михаил Захарович Шуфутинский, Вилли Иванович Токарев и многие другие. Я даже не предполагал, что когда-нибудь вообще их увижу, а уж то, что мы подружимся, что у нас будут встречи, общие концерты, застолья… Общаться с этими людьми — большое счастье. Я благодарен судьбе за то, что она действительно взяла и «поцеловала» меня.
— В Кремле во фраке будете?
— Конечно, придется. В спортивном костюме точно не приду, хотя в жизни я одеваюсь просто — главное, чтобы было удобно. В творчестве важно быть раскрепощенным, для этого надо ходить в чем тебе нравится, говорить что думаешь, делать так, как считаешь нужным.
— Волнуетесь перед таким ответственным мероприятием?
— О, еще как! Мы с Федей  дрожим от страха, таких больших концертов у нас еще не было. Хотя я люблю масштаб, натура такая, что мне размах нужен. Но вообще мы волнуемся перед каждым выходом.
— И как обычно справляетесь с волнением?
— Выпиваем сто грамм. (Смеется) Я считаю, что волнение у артиста должно быть обязательно, без него ничего не получится. Ведь весь смысл концертов в обмене энергией между артистом и зрителями, в живом общении. Например, Высоцкий на своих выступлениях за полтора часа исполнял песен семь-десять, а остальное время разговаривал с залом. Мне кажется, это правильно. 
— Вы бывали на концертах Высоцкого?
— Нет, но мне рассказывали друзья. Я обожаю Владимира Семеновича, всегда слушал его с восторгом и даже не помышлял, что когда-нибудь тоже буду сочинять, петь. Это получилось неожиданно — раз и все. Но я, конечно, не сравниваю себя с ним.
— А как вы относитесь к критике?
— Нормально, критикуют нас часто, особенно «крутые» композиторы. Им кажется, что у нас мелкое искусство, такая «скрипка, бубен и утюг», примитивная музыка, построенная на трех аккордах. А наш народ — бескультурный и неразвитый, поэтому ему нравится. Но это не так! Дело в том, что жанр шансона выражает чувства человека — нашего, российского - именно российского! В советские времена это направление называли русской народной песней. Например, «Ехал на ярмарку ухарь-купец» — что это, как не сегодняшний шансон? Кстати, и тогда был негатив — говорили, колхозная песня, а на самом деле это — душа народа. Такие песни — искренние, они про нас, их смысл соответствует нашему внутреннему содержанию, нашим проблемам, мечтам, стремлениям, боли, в общем — нашей жизни. А какая жизнь — такие и песни, ребята.
— Да, многие слушатели пишут нам, что шансон поддерживает их в тяжелых жизненных ситуациях. — Естественно. И темы ведь затрагиваются самые разные. А кто лучше скажет про любовь? Тут не нужно много слов, можно спеть всего одну песню, такую как, скажем, у Толи Днепрова. Были еще прекрасные советские исполнители — Леонид Утесов, Муслим Магомааев … Но это —«раскрученные бренды», которые поддерживала власть. А кроме них был, например, такой самобытный исполнитель как Аркаша Северный.
— У вас же есть альбом, посвященный памяти Северного.
— Да, и я его выпустил потому, что безмерно уважаю этого человека, кстати, сегодня незаслуженно забытого. А ведь он был гласом народа — официально его не признавали, но миллионы людей все равно слушали.  
— Расскажите про ваш новый альбом, который вышел совсем недавно.
— Это наш с Федей третий дуэтный альбом, называется «Счастья вам!». Раньше я писал про себя и для себя, а теперь все смешалось. Там есть дуэтные песни, есть сольные Федины, есть мои сольные. Мы же все время вместе — и на концертах, и на гастролях, вместе празднуем и вместе сплавляемся по северным рекам. Кстати, на этом альбоме есть песня «Гимн природе». Сложно представить более нелепое название…
— Так вы же сами его и придумали!
— Да, придумал. Потому что не мог иначе. Человек, который побывал на Севере хоть один раз, получает столько впечатлений, что ему хватает на всю жизнь. А когда ты двадцать лет летаешь туда — тут уже хочешь, не хочешь, а придется писать гимн природе.
— У вас есть любимая песня на этом альбоме?
— Да, «Не грусти» называется. Но я не люблю писать альбом из одной только любовной лирики. Мне кажется, это лицемерие, женщинам надо помогать, а не болтать. Любовь — такая парадоксальная штука, надо сказать. Наверное, это вообще главное, для чего рождается человек.
— А как вы обычно пишете песни? Садитесь и…
— Да, как Чайковский. (Смеется) Он обычно садился и писал три страницы партитуры… И Танич так же работал, Лидия Николаевна рассказывала: он каждое утро вставал и два часа сидел за столом. У меня же как такового рабочего процесса нет — все происходит спонтанно. Я что-то записываю на клочках бумаги, надиктовываю себе, потом в голове появляется музыкальная тема — в итоге из этого сумбура что-то вырисовывается. Вот тогда уже надо садиться и записывать. Я, кстати, сейчас начал писать книгу.  
— Какую? — Называется «Про меня, про Сашку-брата и про Кольку-дурака». Правда, на середине я забуксовал из-за подготовки к концерту.  
— Кто такие Сашка и Колька?
— Это реальные персонажи из моего детства. Все началось с того, что моему маленькому сыну надо было рассказывать какие-то истории. Я их придумывал, так и появилась идея книжки.
— Будете ее издавать?
— Не знаю, я же не для продаж пишу, а для души. Знаете, как говорят: нам барыша не надо, нам канитель давай. Собственно, я и песни никогда не писал из-за денег, просто так получилось. Может быть, я скоро оперу напишу — была же рок-опера, а это будет шансон-опера.
— Вы часто рассказываете про свои путешествия. Откуда в вас тяга к бродяжничеству, если можно так сказать?
— Во-первых, я — с Урала. Каждые выходные мы с пацанами обязательно куда-то сматывались — по лесам пошастать, порыбачить, костры пожечь, из рогатки пострелять. Во-вторых, это есть в нашем национальном характере, и я думаю, связано с бескрайними просторами страны. Русский человек всегда хочет узнать — что там, за этим лесом? А там, представьте, комары, там мошка, непроходимая тайга, холод жуткий и очень тяжелый физический труд. Но все равно интересно. 
— В одном интервью вы сказали, что каждая страна имеет свой запах. Чем, по-вашему, пахнет Россия?
— (Задумывается) Полынью. Это совершенно потрясающий запах. И, если повесить пучок полыни в бане, то такой аромат потом! А еще Россия пахнет хвоей. Знаете, какое у нас национальное дерево?
— Какое? — Лиственница. Если проводить аналогии, то она полностью отвечает нашему характеру. Вынослива до невозможности, может расти в вечной мерзлоте, на песке, где угодно. Она сильная и неуправляемая, древесина твердая, не гниет, а хвоя мягкая — просто удивительно!
— Вы с таким чувством говорите обо всем, что связано с Россией…
— Я искренне люблю нашу страну, людей. У меня нет никаких иллюзий насчет наших негативных качеств — разгильдяйства, некоторой недалекости… Но, в же время, есть вера в милосердие нашего народа, в доброту, которую часто принимают за глупость. Но это достоинство людей, которые имеют добрые сердца. Мы можем быть и жесткими, когда надо. Кто сломал хребет Гитлеру? Американцы сейчас кричат, что это они победили. Но что-то я не видел на Рейхстаге американского флага.
— Как вы думаете, какое будущее ждет нашу страну?
— Я верю, что мы сможем все преодолеть, но нас очень крепко подкосил переход от социализма к капитализму. Сейчас во главу угла пытаются поставить деньги, но мы не готовы к традиционным западным ценностям. Там отношения между людьми, в основном, деловые, а нам это не подходит, мы не меркантильный народ. И разрушать привыкли все до основания, вот и производство свое загубили. А за счет чего страна может жить? Мне кажется, что на одной нефти и газе далеко не уедешь. Китайцы ведь не будут нас всю жизнь одевать.
— И что же делать?
— Надо понемногу восстанавливать наше производство и систему профобразования, которой сейчас тоже нет практически. Ведь не все могут сразу поступить в институт, а кому-то это и не нужно. Пожалуйста, закончил училище и пошел работать электриком, столяром, плотником, слесарем, да кем угодно.
Уже есть специальность. Я думаю, что нужно стараться хорошо делать свое дело и жить по совести, но это не так-то просто — часто мы находим всякие причины и отговорки. Напоследок хочу пожелать: радуйтесь жизни, любите друг друга, слушайте «Радио «Шансон» и приходите на мой концерт 28-го февраля.
Всем привет! Фото: официальный сайт Анатолия Полотно
Беседовали Ирина Федотова, Залина Хохоева