Алена Апина: «Певица — самая ужасная профессия»

суббота, 23 августа 2014 г.

Алена Апина: «Певица — самая ужасная профессия»

В 1994 году вышел первый российский мюзикл «Лимита», музыку для него написал Сергей Коржуков, а большинство песен — Михаил Танич, исполняла их Алена Апина. Представление проходило в концертном зале «Россия» с большим успехом. — Алена, скажите, кто придумал делать этот мюзикл? Ведь в то время ничего подобного у нас не ставили. — Идея принадлежала Михаилу Исаевичу Таничу. 

В основу сюжета лег его цикл песен под названием «Лимита». Конечно, можно было бы их просто спеть. Но мы решили сделать яркое действо и назвали его поп-роман. Над созданием спектакля трудились и режиссер Дмитрий Астрахан, и талантливый художник-декоратор Борис Краснов, в представлении принимали участие более 40 актеров. Вообще тема лимиты в середине 90-х уже была актуальна. 

В один год с нашим поп-романом вышел и знаменитый фильм «Лимита» с Владимиром Машковым и Евгением Мироновым. Впрочем, тема Золушки из разряда вечных. — С Михаилом Исаевичем вас связывала дружба? — Откровенно говоря, я боюсь использовать слово «дружба». Скажу так: мы были знакомы много лет. В моем репертуаре более 20 песен Михаила Исаевича. Причем, некоторые из них были написаны специально для меня. Мне трудно представить свою биографию без этого чудесного человека. 

Недавно мы летали в Таганрог, родной город поэта, закладывали камень на месте, где будет установлен памятник Таничу. Было очень трогательно. Жаль, что с нами его уже нет. Впрочем, меня не покидает ощущение, что Михаил Исаевич никуда не уходил. Потому что его песни звучат и будут звучать. К тому же постоянно появляются все новые и новые композиции Танича — такое огромное наследие он оставил! 

— Как вы думаете, в чем феномен Танича? 

— Я размышляла об этом, когда делала документальный фильм о Михаиле Исаевиче. И пусть из-за телевизионного формата многое в него не вошло, главную мысль, думаю, я донесла до зрителей: Танич был так удачлив, потому, что он был любим. У него была великолепная семья и уникальная жена Лидия Николаевна. Вокруг него всегда была та изумительная атмосфера, которую невозможно искусственно создать.  

— Вокруг вас есть такая атмосфера? 

— Я не смею сравнивать… Отвечу лишь, что в моей жизни есть вещи, которые я считаю основными. Это семья, работа, ребенок. 

— Именно в такой последовательности? 

— Она может быть любой. Главное, чтобы все это присутствовало. Знаете, когда, например, у меня было все, но не было ребенка — в моей жизни наблюдался явный перекос. Акценты были расставлены не правильно. Когда же, наконец, появилась Ксения, наступило совсем иное ощущение — равновесия. Поэтому, когда у женщины в голове одна карьера, чтобы она при этом не говорила, мол, все остальное неважно — это неправда. Или наоборот, когда женщина закопалась в своих щах, в бытовухе, ее тоже жалко. Должна быть гармония. 

— Вашу 11-летнюю дочь зовут Ксения. Скажите, вы ее назвали не в честь знаменитого хита «Ксюша»? 

— Нет, имя дочери никак не связано с названием той песни, просто так сложилось. 

— Правда, что вы преподаете в школе, где учится Ксения? 

— Да, я веду там уроки музыки. Не уверена, правда, что меня хватит и на будущий год. Не потому, что неинтересно — просто катастрофически не хватает времени. На занятиях, кстати, мы не поем, а активно общаемся — обсуждаем, спорим… Я рассказываю ребятам о великих композиторах — Моцарте, Бетховене, Бахе, о том, как они создавали свои произведения. Недавно решила поставить им отрывки из оперы «Борис Годунов». Нашла архивную запись с участием Галины Павловны Вишневской.  Какая же это удивительная музыка, я не могла оторваться: сидела и слушала. Будто улетела в космос! Вообще, слушая старые записи, открываешь для себя много нового.  Помню, однажды Лев Валерьянович Лещенко попросил меня к какому-то событию исполнить песню из репертуара Клавдии Шульженко. Я подумала: «Что же там найду?» А потом поставила диск Клавдии Ивановны и зависла часов на пять! Музыка должна цеплять. В этом ее главное достоинство.  

— Как вы думаете, за что вас любит публика? 

— Ну, во-первых, я красива. Во-вторых, я очень красива. Все остальное не важно! (Смеется) 

— Это, по-вашему, самое главное в женщине? 

— На самом деле нет, я шучу. Красота — дело наживное, ее, в конце концов, можно сотворить — пластические хирурги сейчас на каждом углу. Только не удивляйтесь, если после этого все будут проходить мимо, а на вас и не посмотрят. Потому что по-настоящему привлекает не внешняя красота, а то, что нельзя ни купить, ни даже привить. С этим надо родиться: шарм, обаяние, грация… 

— Приведите, пожалуйста, пример. 

— Раневская. Ведь пройти мимо нее было нереально. Или Вупи Голдберг, одна из моих любимых актрис. Ну, ведь по большому счету — урод уродом. Но для меня она самая красивая. Глаз невозможно оторвать. Если бы меня спросили: «С кем бы вы хотели оказаться на необитаемом острове — с Клаудией Шиффер или с Вупи Голдберг?», я бы, разумеется, выбрала Голдберг. 

— А я бы — Клаудию… 

— Ну, и что дальше? Через пару дней, не сомневаюсь, вы сбежали бы от нее к Вупи. Потому что там жизнь! 

— С красотой разобрались, а что вы скажете насчет нарядов, это тоже не важно, по-вашему?  

— Считаю, что нормальной современной женщине шопинг просто необходим! Лично для меня это, как термометр. Такое неожиданное открытие я сделала совсем недавно. Если вдруг наступает момент, когда мне не хочется идти по магазинам, понимаю, что заболеваю. 

— А для выступлений вы подбираете особую одежду или выглядите на сцене так же, как в жизни? 

— Не совсем, там я чуть проще, чуть доступнее. Причем, не только в одежде, но и в песнях. Тем самым я как бы говорю: на моем месте может быть любая женщина.  

— Какую сумму вы можете потратить за один раз, не задумываясь? 30 тысяч долларов? 

— Что вы! Такие суммы тратит на меня только муж. У меня же рука не поднимется отдать столько денег. Я точно не транжира. Здравый смысл у меня присутствует. Тряпку, которая стоит неимоверных денег, я — за редким исключением — не куплю. К тому же есть другие вещи, на которые я могу потратить большие суммы — работа в студии, записи, диски… 

— Алена, вы хотите, чтобы ваша дочь стала певицей?

— Это ее личное дело. По крайней мере, мы с мужем в ее выбор вмешиваться не собираемся. Наш долг — дать ей хорошее воспитание и образование, а дальше пусть решает сама. Сейчас, например, Ксения с удовольствием занимается гимнастикой. Она в девять лет самостоятельно записалась в секцию. Если дочь вдруг захочет стать певицей, почувствует тягу — пожалуйста. Но специально направлять ее в эту сферу я не буду. Потому что певица — это, поверьте, — самая неблагодарная, самая ужасная профессия, которая только может быть… 

— Однако же вы продолжаете выступать…    

— Знаете, я могла не раз поменять профессию: стать актрисой, политиком или заняться чем-то еще, но в какой-то момент поняла, что из музыки не уйду никогда. По сравнению с ней все остальное — притворство, ложь. 

Музыка же чиста, я в этом не сомневаюсь. 

Беседовал Серго Кухианидзе 

Фото: официальный сайт Алены Апиной