Александр Шевченко: «Чувствую себя волшебником»

понедельник, 20 января 2014 г.

Александр Шевченко: «Чувствую себя волшебником»

«Я бы вряд ли начал сольную карьеру, если бы… не поссорился с дочерью»,- признался в эксклюзивном интервью «Радио Шансон» Семен Канада.

Если бы Семен Канада не стал музыкантом, он определенно был бы мотогонщиком. Во всяком случае, в лет восемь хлопец – он тогда жил с родителями в Харькове - так страстно увлекся мотоспортом, что готов был забросить все, включая школу. Семен до сих пор нередко садится на мотоцикл, коих у него, кстати, на подмосковной даче целая коллекция. Но теперь это – хобби. Профессией же Канады давно стала музыка.

- Семен, каким же образом музыка вошла в вашу жизнь?

Вообще-то я рос в музыкальной семье. Мама потрясающе пела, папа играл на мандолине… Но профессионально на сцену никто из них никогда не выходил. Папа был военнослужащим, а мама всю жизнь - домохозяйкой. Мое же отношение к музыке было абсолютно безразличное. Даже в мыслях не было когда-либо ею заняться. С детства был очень увлечен спортом, в частности, мотокроссом по пересеченной местности. Но как-то в нашей школе появилась некая комиссия отбирать ребят для детского городского хора. Я в этом прослушивании участия принимать не собирался, но меня уговорили. Спел «Солнечный круг, небо вокруг…». Людям из комиссии так понравилось, что они решили не просто пригласить меня в хор, а сразу сделать его солистом! Понимая, однако, что меня никакими коврижками не уговорить, они отправились уговаривать моих родителей: мол, у вашего сына способности и прочее. Словом, какое-то время, дабы не огорчать маму с папой, я походил в детский городской хор, а затем забросил это дело. Но бесследно занятия в хоре, видимо, не прошли. Однажды в нашем Парке культуры я увидел на сцене выступление поп-группы. Они так меня зацепили, что слушать их ходил чуть ли не каждый день. И когда однажды у них заболел солист, ребята не без опаски, но разрешили мне выйти вместо него – я к тому времени знал наизусть весь репертуар коллектива. Так в пятнадцать лет я оказался на профессиональной сцене.

- Вопроса, куда идти учиться после окончания школы, уже не стояло?

- Конечно, в институт культуры! Закончив его, я с головой окунулся в творчество.

Я прошел все лучшие филармонии Украины и России, включая знаменитую Тульскую. Во всех коллективах, с которыми мне довелось работать, я был лидер-вокалистом. С одной из групп, например, во время гастролей мы давали по пять концертов в день, начиная с 10 утра!

- Как и когда вы оказались в Москве?

- Это произошло году в 86-м. Случайно и просто. Хотя разве что-то в этом мире бывает случайно и просто? В один прекрасный день в Харьков из Москвы мне неожиданно позвонили друзья. Говорят: «Старик, выручай!». Дело было в майские праздники. Они никак не могли найти человека, который бы в течение двух недель пел с варьете. Я ответил: нет проблем, и прилетел. К слову, на одной из соседних сцен – концерты проходили в комплексе «Измайлово», также с варьете выступала в те дни и певица Алла Агеева, ставшая вскоре Машей Распутиной. Те две недели в Москве оказались для меня судьбоносными. По окончании гастролей, я принял твердое решение остаться в столице. Понимаете, за время пребывания, много что произошло в моей жизни. В один из дней, например, я познакомился с Владимиром Пресняковым-старшим, который тут же пригласил меня к себе в команду. Через него, спустя какое-то время, я попал в Театр Аллы Борисовны Пугачевой, где в течение семи лет работал с Володей Пресняковым-младшим и группой «Провинция».

- Отчего ушли от Аллы Борисовны?

-Ну, просто нам с Володей Пресняковым-младшим пришло время расстаться. Все ведь когда-нибудь заканчивается. Но, поверьте, годы нашей с ним совместной работы я всегда буду вспоминать с восторгом и искренним наслаждением.

- Знали, чем займетесь дальше?

- Да, я решил заняться свой дочерью Ириной Дюковой. Проект получился сногсшибательный. Говорю об этом не только, как отец, но и как музыкант. Не вдаваясь в детали, скажу: мы с Ириной очень высоко поднялись как по статусу, так и по гонорарам. Все шло замечательно, пока дочь не решила выйти замуж за знаменитого поэта-песенника Германа Витке. Нет, я не был против замужества. Размолвка у нас с ней получилась… дисциплинарная. Я объяснил Ирине, что, когда она едет на работу, ее мужа не должно быть в радиусе двадцати пяти километров. Понимаете, мы очень долго с дочерью выстраивали ее образ. Для своей аудитории она, несмотря на замужество, должна была оставаться молодой, красивой, незамужней женщиной. А тут муж. Все, естественно, рушится. Несмотря на все мои предупреждения, на первое же выступление после свадьбы Ира приехала с Германом. Я высказал свое возмущение, но сдержано. Но когда на следующий концерт она вновь явилась с мужем, тут я не стерпел. И заявил, что проектом под названием Ирина Дюкова заниматься прекращаю. Потом дочь, естественно, жалела, звонила мне, говорила, что хочет петь…. Теперь она поет у меня бэквокалисткой.

- Не жестоко ли?

- Только вы не подумайте, что мы с дочерью враги. Все отлично, все позади. Мы с Ирой обожаем друг друга. Именно тогда, кстати, перестав заниматься дочерью, я понял, что самое надежное – вкладываться в себя! (Смеется)

- Как родился псевдоним Канада?

- О псевдониме, скажу, я задумался сразу, как только решил начать сольную карьеру. Поскольку дочь была очень популярна, не хотелось, чтобы злые языки стали попрекать: мол, отец надумал выскочить на имени дочери. Родился псевдоним во время застолья с друзьями, когда мы обсуждали его. Моя жена вдруг говорит: «У тебя же есть чудесная песня «Гоп-стоп Канада», которую ты исполнял и в группах и в ресторанах. Так и возьми себе этот псевдоним «Канада». Причем, чтобы окончательно всех запутать, ударение поставь на французский манер - на последнем слоге». Так я и сделал.

- Да, лихая песня. На концертах, наверное, часто просят ее исполнить на бис?

- Не только ее. И «Пьяницу», и «Дом у дороги», и «Без тебя», и «Позови меня в гости», и «Родную жену»… Кстати, «Родная жена» в некоторых городах звучит во Дворцах бракосочетаний, представляете! Вообще, я счастливый артист – мои песни знают и их поют. Согласитесь, чаще всего певец или певица ассоциируются с какой-то одной, от силы двумя песнями. Пример, который сразу приходит в голову, - это уважаемый мною Юра Лоза. Ведь миллионы знают лишь одну его замечательную композицию – «Плот»…

- У вас снято и несколько отличных клипов, с такими прекрасными актерами как Михаил Волонтир, Анна Самохина…

- Волонтир, кстати, сразу отказался сниматься, объяснив, что он вообще не работает в видеоклипах. Я ему говорю: «Но хоть песню послушайте?». Он ответил: «Присылай!». Это была моя композиция «Шарманщик». Перезвонил Михаил Ермолаевич, помню, через день: «Сниматься в твоем клипе буду!».

Аня Самохина, Царство ей Небесное, во время работы над клипом мне очень помогла. Реально привела в чувство, когда я чуть было не разбился. В съемках был задействован «Як-18». Я сидел за штурвалом, когда машина – по совершенно неизвестной причине – вдруг поехала и начала набирать скорость. Я был в шоке, не зная, что делать. В какой-то момент увидел высокий бордюр и направил-таки туда самолет. Столкновение было мощным. Растерялись, кажется, все. А Аня подошла ко мне, как-то нежно обняла, и вмиг успокоила.

- Какая песня из собственного репертуара у вас самая любимая?

- Такой нет. Самая лучшая песня, считаю, та, что я напишу завтра!

Автор: Серго КУХИАНИДЗЕ, специальный корреспондент портала radioshanson.fm

Фото: пресс-служба Семена Канады, пресс-служба «Радио Шансон»