Александр Розенбаум: «С юмором у меня все хорошо»

четверг, 16 октября 2014 г.

Александр Розенбаум: «С юмором у меня все хорошо»

— Александр Яковлевич, более двух лет у вас не выходил сольный альбом, но сейчас вы заканчиваете работу над новой пластинкой. Какое настроение несет эта работа, лиричное или хулиганское, как «Мечта блатного поэта» и «Рубашка нараспашку»? 

— Ну, уж ничего хулиганского там точно не будет. Мне недавно исполнилось 63 года, в этом возрасте хулиганить как-то несерьезно. Альбом получился и лиричным, и философским, не без юмора… Я над ним работаю давно. Называться он будет «Метафизика». Каждая нота там сыграна вживую. Вы наверняка слышали песню «Одноклассники», она звучит на «Радио Шансон». Так вот проигрыш там исполняет ансамбль из шестнадцати волынщиков. Помимо этого в работе над пластинкой задействован симфонический оркестр. Мне за этот альбом не стыдно. Это не рок, не поп и не шансон в чистом виде. Это жанр — «Александр Розенбаум». Я настаиваю на этом. 

— Будут ли песни с нее звучать на ваших концертах в октябре в Москве? 

— Песни с альбома зрители, конечно, услышат. Будут и премьеры. Кстати, буквально на днях я отправил на «Радио Шансон» две композиции с этого диска — «Мы отбываем вечерней лошадью» и «Боль», они уже в эфире. Для меня главная задача — хорошо свести материал в студии и поскорее выпустить альбом. 

— Сейчас снова в моде виниловый носитель, коллекционеры давно мечтают, чтобы вы выпустили коллекцию своих первых записей с «Братьями Жемчужными» на виниле. Я имею в виду «Памяти Аркадия Северного» и «Ноябрь 1983 года». Можно на это надеяться?

— Я и сам мечтаю выпустить виниловую пластинку. Все носители будут меняться — только винил вечен. Ничто не сравнится со звуком, который дает пластинка. Поэтому альбом, который сейчас готовится, планируется выпустить и на компакт-диске и, сделав специальный мастеринг, на виниле тоже. Это — первое. Еще у меня в планах двойной виниловый альбом с лучшими песнями (их будет примерно 30). Надеюсь, выпустить его в течение следующего года. Большинство песен буду перепевать, потому что сегодня мое видение старых вещей несколько иное, да и возможности несколько другие. А вот определять их буду не я. 

— Интересно, а кто же? 

— Пусть это сделают слушатели — напишут к вам на сайт, какие песни они хотят слышать. Даже, если среди отобранных ими песен будут какие-то нелюбимые мной, я все равно обещаю включить их в пластинку. Что касается переиздания на виниле концертов 1982–83 годов, то этого у меня в планах нет.  

— Буквально перед нашей встречей, я прочитал результаты исследования британских ученых, где говорится, что мозг человека достигает пика развития к 70-ти годам. Вы согласны с этим как врач? Когда легче и больше писалось песен — в молодости или сегодня? 

— Писалось больше, конечно, в молодости. В юности я сочинял по 2–3 песни в день. Сегодня реже. Во-первых, потому, что полвека работы с музыкой и 35 лет на сцене сильно выматывают, поэтому в свободное время предпочитаешь заниматься другими делами. Но, с точки зрения разума, мысли и всего остального, если ты не атеросклеротик, с возрастом получается все глубже, серьезнее. Это естественно. Сегодня тоже пишутся песни, но другие. Я продолжаю работать в «жанре Розенбаума». Он меняется в своей форме, структуре, в своем, так скажем, микромолекулярном строении, но остается все тем же. 

— Недавно у вас был день рождения. Во-первых, позвольте поздравить, во-вторых, спросить: в ранних концертах у вас было немало шуточных песен — «Раки», «Мы с мистером Венченцо порешили», было шикарное стихотворение «Купить решил магнитофон жене Степан». Но год от года песни становятся более лиричными что ли, если не сказать грустными… 

— Почему же? У меня сейчас выходит целая книга «шуриков» — коротких юмористических стихов, названных по аналогии с известными «гариками» Игоря Губермана (он, кстати, в курсе этого и совершенно не возражает). Великие строки Шекспира подвигли на написание шекспириады в «шуриках»: Нет повести печальней на сафари, Чем повесть о гепарде и пекари, Пекари — это хрюшка из саваны, Гепард — быстрее всех из хулиганов, Влюбился моментально, посмотрел, Догнал, обнял, поцеловал и съел Это одно из самых спокойных. Другое стихотворение звучит так: Нет повести печальнее на пересылке, Чем повесть о любви хозяина к бутылке Лет пять он в одиночку водку жрал, Пробил в полу тоннель и убежал. С юмором у меня все хорошо, но он тоже меняется. Не требуйте от меня юмора двадцатипятилетнего человека. Розенбаум в 30 и в 63 не может писать одинаково. За три десятка лет каждый нарабатывает то, что кто-то называет мудростью, кто-то жизненным опытом, кто-то грузом прожитых лет. Естественно, меняется отношение к жизни и выражается это несколько по-другому. — Ваши песни исполняют многие артисты: и Шуфутинский, и Могилевский, и Лепс. Но почему вы почти не пишете для прекрасной половины? Я помню только дуэт с Успенской… 

— У меня были дуэты с Ларой Долиной, и она поет мою песню, был дуэт с Тамарой Гвердцетели, и она тоже исполняет мою песню. Эдита Станиславовна Пьеха включила в репертуар композицию «Оттепель». Так что не только с Любой Успенской мы пели вдвоем. Другой вопрос, что я не пишу специально для женщин, хотя меня об этом иногда и просят. Вот Ира Аллегрова, например. Но это сложно. Да, я — профессионал, да — я художник и, наверное, мог бы «нарисовать» что-то женское, но это непросто для меня. 

— Менее года назад вы вновь стали дедушкой, теперь у вас 4 внука. И ваша строчка «Получай Балтийский флот от меня в подарок пару моряков» снова звучит актуально. Каково это -ощущать себя четырежды дедушкой? 

— Это для меня огромное счастье. Рождение — всегда счастье, а еще когда дети появляются у девочки, которая от природы не богатырского здоровья, худенькая, миниатюрная. Такая маленькая девочка родила четырех пацанов. Она — героиня, я ей очень горжусь. Она подарила мне большое счастье. 

— Кем бы вы хотели их видеть в будущем? Неужели, правда, моряками? 

— Кем они будут? Да были бы мужиками, людьми были бы. Я очень хочу, чтобы они стали настоящими гражданами, личностями. А, может быть, и моряками. Что дурного в морской профессии? Это классно! Сегодня флот у нас на подъеме. Я имею к «партии и правительству» некоторые претензии, но я вижу и хорошие вещи в их деятельности, спасибо Владимиру Владимировичу и его команде за то, что они подняли сильно упавшее знамя людей в погонах. Поэтому в перспективе я бы желал своим внукам быть офицерами, командирами кораблей, защитниками Отечества. Это почетнейшее право человека. Ну, а может быть, они захотят стать музыкантами, инженерами, аптекарями… Конечно, я, как и любой дедушка, хочу, чтобы они были успешными, хорошо жили, достойно зарабатывали, обзавелись семьями… Но главное — чтобы они были людьми. Пусть стараются. Страна и мир сегодня дают возможности.  

Беседовал Максим Кравчинский 

Фото: пресс-служба «Радио Шансон», официальный сайт Александра Розенбаума