Александр Дюмин: «Меня вернули с того света»

вторник, 29 октября 2013 г.

Александр Дюмин: «Меня вернули с того света»

В преддверии юбилея музыкант дал эксклюзивное интервью корреспонденту портала radioshanson.fm [ / ] . — Саша, зимой ты перенес инфаркт, и поэтому первый вопрос — о здоровье. Как самочувствие? Можешь ли ты сказать, что сегодня все проблемы позади? — Мне лучше, гораздо лучше, но говорить о полной реабилитации пока рано. Сегодня надевал свитер, резко дернул рукой — и сразу как игла в сердце вошла. Закололо, заболело… Что ты хочешь, обширный инфаркт, 70% сердца было поражено. Так что о полном выздоровлении говорить пока рано. Но я надеюсь, что с Божьей помощью силы вернутся. — Как перенесенный инфаркт отразился на твоем отношении к жизни? — Это перевернуло мое мировоззрение. Когда в 44 года ты оказываешься в реанимации, то поневоле задумываешься, правильно ли жил. Ведь не секрет, какой образ жизни я вел раньше. Отношение к жизни, к собственному здоровью было, честно говоря, наплевательским. Это и на творчестве отражалось. Я в чем-то ленился, например, писал песни, только когда было настроение. В отличие, скажем, от Жеки — работяги, человека, который по-настоящему трудится. Я же всегда писал песни только под настроение, и чтобы заставить себя — такого никогда не было. После инфаркта я осознал, что меня вернули с того света. Я смотрю в глаза дочери, смотрю в глаза жене, маме, друзьям. Эти люди искренне за меня переживали, помогали. Когда это случилось, помощь пошла со всей России. В больницу приходили по 40 человек в день. Врачи, охрана, медсестры не знали, куда деваться от посетителей. (Смеется) Для меня это было огромной поддержкой, я понимал, что раз Бог оставил меня на земле, то не все еще спето, не все еще сделано. И мое отношение к себе, к собственному творчеству изменилось. — Знаю, что врачи запретили тебе выступать минимум полгода. Соблюдаешь ли ты их предписания и когда планируешь вернуться на сцену? — Нет, не получается соблюдать. Вот в конце августа позвонили из моей родной Горловки, позвали выступить на Дне шахтера. Как я мог отказать, когда мальчишкой каждый день видел своего отца, возвращающегося из забоя, черного от угольной пыли? Он все здоровье оставил под землей, ушел из шахты инвалидом, и мамка каждый день провожала его, как на фронт. Это же тяжелейший труд! Сколько аварий в шахтах происходит… Поэтому я поехал, исполнил три песни, маму повидал. Правда, сердце после этих трех песен колотилось невероятно, я стоял за кулисами и думал: что же со мной будет на сольном концерте, когда придется петь минимум полтора часа подряд? А ведь на конец октября у меня уже запланированы первые выступления — Тюмень, Тобольск, Челябинск, Магнитогорск… Ну, Бог даст, справлюсь. — Вижу, курить ты пока не смог бросить… — Это моя беда. (Вздыхает) Сократил количество сигарет значительно, но бросить окончательно пока не получается, хотя сделаю это обязательно, мотивация для этого у меня весомая. — Поклонники без конца интересуются: когда Дюмин выпустит новый альбом? — Пятнадцать новых композиций уже записано, но, повторюсь, после инфаркта я многое переосмыслил и на некоторые песни теперь смотрю по-другому, не спешу их выпускать. Но работа идет. Вот буквально на днях был в студии, записывал новую вещь, которую написали Жека и Миша Грубов и посвятили мне. По-моему, песня удалась. — Вы с Жекой — большие друзья. Но он в последние годы отходит от своего имиджа и поет как Евгений Григорьев. Тебе никогда не хотелось пойти по этому пути? [ /upload/articles/570987/pics.2.jpg ] — Хотелось и не хотелось одновременно. Вспоминаю, как в самом начале пути, когда еще только готовился выход альбома «Конвой», мы собрались в студии у Юрия Севостьянова, и он вместе со своими компаньонами решал, как будет называться мой проект и под каким именем я буду выступать. Предлагались разные варианты — например, Александр Рамс. Шла долгая дискуссия. Я сидел, слушал их разговоры, а потом сказал: «Зачем это все? Время такое, что сейчас прятаться не нужно за эти песни, бежать не нужно, и под Сусуман (город в Магаданской области, в окрестностях которого находится несколько исправительных колоний — Прим. ред.) меня вряд ли отправят. Поэтому не вижу никакого смысла в псевдониме. Я — это я. Александр Дюмин. И брать вместо своего имени сценическое не считаю нужным». Я вообще человек противоречий. Когда мне говорят: делай так, всегда стремлюсь пойти наперекор. И, откровенно говоря, вряд ли смог бы жить по правилам шоу-бизнеса. Не мое это… А Жека — мой друг, и если он задумал сменить имидж, попробовать себя в более лирическом жанре — это его право. Я его всегда поддержу. — Не могу не спросить о твоем сотрудничестве с рэпером Жиганом… — С Ромкой мы знакомы давно. Но знакомство это было до поры односторонним. Получилось так, что я выступал в колонии, где он в то время находился. Конечно, там присутствовали сотни людей, и я не мог познакомиться с ним персонально, но он запомнил мои песни. Не так давно мы встретились, он предложил сделать совместный проект. [ /admin/сделать%20совместный%20проект ] Признаться, я долго сомневался. Все-таки рэп и шансон — это несколько разные вещи, но потом подумал, что именно в рэпе сейчас чаще звучат те мотивы — острые, социальные, которыми когда-то славился наш жанр. Рома чувствует слово и не затрагивает в своем творчестве те темы, которые я не приемлю. Наоборот, он сам, повидав многое, старается научить свою аудиторию правильному пониманию многих важных в жизни вещей. В общем, я дал согласие, и сейчас медленно, вдумчиво идет работа над дуэтной композицией, которая посвящена друзьям. — Саша, у тебя довольно много дуэтов с твоими друзьями-шансонье — Жекой, Игорем Германом, Александром Черкасовым. А почему нет совместных работ с представительницами прекрасного пола? — Был дуэт с Таней Тишинской. А незадолго до моей болезни мы планировали записать песню вместе с моей давней подругой, замечательной артисткой Катей Голицыной. Она не только прекрасно поет, но и пишет очень талантливо, что большая редкость в жанре. Мы планировали исполнить дуэтом вещь, которую сочинила Катя. Я думаю, вскоре мы воплотим задуманное в жизнь. — Когда-то ты рассказывал, что у тебя есть несколько, скажем так, хобби. Это спортивные автомобили, конный спорт и коллекционирование нард. Что осталось, а что ушло? — Откровенно скажу, после инфаркта о том, чтобы гонять на скорости 200 км в час на машине, речи пока не идет. Лошадей люблю, но так часто, как раньше, заниматься верховой ездой не получается. Я даже жеребца, которого мне несколько лет назад подарили поклонники, отдал на конюшню в Битцевский парк. А вот коллекция нард растет. Приезжают друзья, завариваем чаек и играем, бывает, часами. — Раньше ты собирал коллекцию своих пиратских изданий. Сохранилось это увлечение? — Да, продолжаю собирать коллекцию пиратских дисков, вот недавно снова привезли полную подборку МР3 с какой-то фотографией… Где они их только берут? (Смеется) Но я не возражаю. Я много бываю в регионах и знаю, на самом деле знаю, как там живут люди. Поэтому совершенно не против, чтобы они имели возможность купить мои — пусть пиратские — диски за какие-то небольшие деньги. Да, я при этом ничего не зарабатываю, но счастливее меня эти деньги не сделают точно. [ /upload/articles/570987/pics.3.jpg ] — У тебя растет дочка. Сколько ей лет и чем она занимается? — Мария совсем взрослая, 5 сентября ей исполнилось 19 лет. Она отлично окончила школу, была очень активной, вела все творческие мероприятия. Рисует хорошо. Сейчас учится на втором курсе университета, куда поступила сама, без всяких звонков. Мне приятно, что она выросла неизбалованной, понимающей в своем юном возрасте многие вещи правильно. — Что подарил дочке на день рождения, если не секрет? — Не секрет. Подарил освященную в Киево-Печерской лавре иконку и немного денег, чтобы она с друзьями сходила в боулинг, в кафе. Дочка — моя радость. Мы с ней хорошо ладим и понимаем друг друга. — Сейчас, когда у тебя стало чуть больше свободного времени, на что ты его тратишь? — Смотрю новости, очень переживаю за ситуацию в Сирии. Считаю, что наш президент прав. Разве это по-людски — сосед с женой ругается, а кто-то третий вмешивается в конфликт? Арабский мир — вещь тонкая, и рубить сплеча здесь невозможно. Читаю, конечно. Вот недавно закончил перечитывать «Каторгу» Валентина Пикуля. Когда мне надо отдохнуть душой, отключить голову, смотрю старые фильмы. И наши, и зарубежные. Очень люблю исторические картины. — А тебе самому никогда не хотелось сняться в кино? — Ты как в воду глядел! Буквально на днях раздался звонок из Киева, предложили роль в сериале «Брат за брата». — Ты согласился? — Да, я дал добро. Это новый творческий опыт, и он мне интересен. Играть буду криминального авторитета, но я режиссеру поставил условие, чтоб моего героя по сюжету не убивали. Я в этом плане человек суеверный. — Раз ты будешь на экране, логично, чтобы саундтреком звучала и твоя песня… — Об этом тоже шла речь. Вероятно, в фильме будет исполнена одна из моих новых композиций.                                                             Беседовал Максим Кравчинский Фото: Александр Шибанов