Александр Иванов

среда, 30 ноября 2016 г.

Александр Иванов

В этом году Александр Иванов отмечает тройной юбилей: своё 55-летие, 35-летие творческой деятельности и 30-летие работы с группой «Рондо». Как начиналась карьера музыканта и чем ещё он живёт помимо музыки? Об этом Александр Иванов рассказал в программе «Живая струна» на «Радио Шансон».

Пять лет назад, когда отмечали 50-летие, вы сказали, что вопрос возраста – это вопрос внутреннего состояния души. Что думаете теперь?

До сих пор поддерживаю это мнение. Мне кажется, людям, которые занимаются творчеством, духовностью, неважно, какой у них возраст, сколько у них морщин, и насколько гофрированным стали их тела. Самое главное – это душевное состояние.

А какое сейчас душевное состояние Александра Иванова?

Я отлично себя чувствую.

В этом году у вас череда юбилеев: вам 55 лет, вашей творческой деятельности – 35, и ещё 30 лет, как вы сотрудничаете с группой «Рондо». Как будете отмечать?

Пять лет назад мы собрали большой концерт в Кремле. Пригласили Российский государственный симфонический оркестр кинематографии с дирижёром Сергеем Скрипкой, нашим большим другом. В этот раз мы планировали устроить шоу в Crocus City Hall, но из-за некоторых разногласий пришлось концерт перенести. Может быть, отметим в следующем году. Назовём его «31-36-56», пусть люди гадают, к чему эти цифры. А пока хочу поблагодарить «Радио Шансон» за приглашение в прямой эфир, за потрясающую студию и за профессиональное отношение к музыкантам.

Знаем, что за начало своей музыкальной карьеры вы можете поблагодарить друга Сергея Нагайцева. Какую же роль он сыграл в вашей судьбе?

Когда мы были подростками, Сергей фанател от Ричи Блэкмора и группы Deep Purple, а я был спортсменом. И как-то Сергей попросил поддержать его на прослушивании в мюзикл «Мальчиш-Кибальчиш». Я пошёл. А меня там спрашивают: «Вы тоже поёте?» Я говорю: «Нет, я друга пришёл поддержать». Но в итоге спел, и меня взяли. А Серёжку – нет.

Я вообще многим могу сказать спасибо за то, что так повернулась моя жизнь. Например, Евгению Хавтану. Мы с ним были близки в середине 1980-х. Я тогда возглавлял экспериментальную молодёжную студию, которая располагалась в здании дворца культуры «Коммуна» при хлопчатобумажном комбинате имени Фрунзе в Москве. Жене нужна была репетиционная база, и я ему помог. А он помог мне, когда шёл отбор в группу «Рондо» для участия в фестивале «Рок-панорама». Так я и попал в этот замечательный коллектив.

Вы говорите, что были спортсменом. Многим известно, что вы – мастер спорта по дзюдо, у вас есть чёрный пояс. Но мало кто знает, что вы прекрасно играете в боулинг.

«Прекрасно» – это очень сильно сказано, потому что есть в этом спорте люди, которые могут меня многому научить. Но это правда. Периодически я играю со своей супругой за замечательную команду «Звезданутые». Правда в последнее время, после рождения детей, мы больше внимания уделяем семье. Но шарики ждут, ботинки Dexter тоже ужасно скучают... И я думаю, что в следующем сезоне мы обязательно вернёмся в родную команду и продолжим эту хулиганство. Кстати, пользуясь случаем, хочу передать привет всем участникам любительской лиги боулинга «Лига БАКС» и ее создателю Татьяне Шерстнёвой, которая всех нас собирает, и мы прекрасно проводим время. Знаете, боулеры – ребята, не обласканные регалиями и большим вниманием со стороны СМИ. А при этом игра – очень серьёзная, и такие мастера есть в этом виде спорта! Так что хочется сказать всем людям, которые продвигают различные спортивные дисциплины: «Что-то вы подзабыли про боулинг!»

А вы песню напишите про боулинг для популяризации этого вида спорта.

Точно! И назову её «Ах, эти мои прекрасные шары».

Вы вообще любите пошутить?

В далёкие 1990-е годы я любил разыгрывать друзей и малознакомых людей. Назначал встречи журналистам у памятника Пушкину, или говорил, что есть билеты в Большой театр и надо срочно идти... Сейчас потерял хватку, да и близким надоело это всё. Так что стараемся быть более серьезными ребятами.

У вас уже трое детей. Старшей Карине – 28 лет, Сан Санычу – 7, а самой младшей Свете – годик. Вы вообще какой папа?

Мне кажется, я добрый папа. В последнее время ко мне приклеился ярлычок «Добрая лошадка». Это потому что я Сашку всё время на себе таскал. Но сейчас ему семь лет, он уже в школу пошёл и весит столько, сколько моя шея не выдерживает. И всё это по наследству Светке перешло.

Вы – Саша, и сын – Саша. Жену вашу зовут Света. И дочь так же назвали?

Да. Мы подумали: зачем искать другие имена, когда у нас уже есть хорошие? Мы со Светой – прикольные ребята, и дети у нас такие же прикольные. Зовём их Сан Саныч и Светлана Светлановна. Опять же друзья между нами могут в два раза больше желний загадывать.

Напрашивается вопрос: не сочинили ли вы какую-нибудь колыбельную?

Сочинил. Выпрашиваю у Игоря Жирнова, серого кардинала нашего коллектива, сделать аранжировку, но пока безуспешно. А в песне такие слова хорошие:

«Милый цветок мой,

Любимый и нежный,

Ты от меня далеко.

Огоньки свои гасит

Город заснеженный.

Мне без тебя нелегко...»

Когда сын Сашка был совсем маленьким, я ему пел эту колыбельную перед сном.

А многим вы в песнях советовали выкинуть хлам из дома. Сами как часто выбрасываете ненужные вещи?

Эта песня – «Боже, какой пустяк» – обрастает какими-то новыми смыслами. Я знаю, что члены «Партии любителей пива» часто эту песню заказывают в караоке, но в припеве обязательно поют: «Боже, какой пузяк...» Но, конечно, песня о главных, серьёзных вещах. Спасибо композитору, поэту и нашему другу Сергею Трофимову за эту песню! Вообще сам я ничего не выбрасываю. Если что-то ещё в хорошем состоянии, я это отдают друзьям и знакомым.